Архив для категории ‘Б’

Бельтов Н.

Вторник, Август 12th, 2008

Бельтов, Н., см. Плеханов Г.В.

Бейльштейн Федор Федорович

Вторник, Август 12th, 2008

Бейльштейн, Федор Федорович, химик. Родился в Петербурге 5 февраля 1838 г., умер 6 октября 1906 г. в Петербурге, профессор петербургского технологического института (с 1866 - 96 года) и ординарный академик Императорской Академии Наук, химик совета мануфактур и торговли. По окончании курса в школе святого Петра (Peterschule) отправился в Гейдельберг, где под руководством Бунзена изучал химию. В 1856 г., работая у профессора Жолли в Мюнхене, опубликовал первую свою работу о диффузии жидкости, давшую ему - юноше 18 лет - известность в ученом мире. В 1858 г. Бейльштейн получил степень доктора философии в Геттингене. В 1865 г. приглашен профессором химии в технологический институт в Петербурге. Бейльштейн за свои научные исследования получил диплом почетного доктора химии от Московского университета. Работ Бейльштейном сделано свыше 100. Из них первая - физическая, все же остальные - химические. Всего плодотворнее Бейльштейн работал в области органической химии; он обогатил науку массой новых фактов и, кроме того, был одним из наиболее выдающихся деятелей в развитии теории строения ароматических соединений. Если Кекуле нужно считать главарем этой теории, то Бейльштейна надо поставить в первом ряду сотрудников Кекуле. Теория ароматических изомеров, развитая Кекуле и его ближайшими сотрудниками, не допускала возможности существования, например, более одного моносубститута для бензола; таким образом, допускалась возможность существования лишь одной бензойной кислоты. Между тем Кольбе доказывал, что можно получить еще одну бензойную кислоту (Кольбе ее назвал салиловой). Существование салиловой кислоты уничтожало теорию Кекуле о строении бензола или, по крайней мере, об изомерии в бензольном ряду. Бейльштейн принялся за изучение “салиловой кислоты” и доказал что Кольбе ошибся, приняв не вполне чистую бензойную кислоту за салиловую; приготовив согласно описанию Кольбе салиловую кислоту и подвергнув ее очистке, Бейльштейн доказал, что она есть не что иное, как нечистая бензойная кислота. Затем, Бейльштейну первому принадлежит работа, открывшая собою целый ряд исследований о так называемых молекулярных перемещениях (moleculare Umlagerungen). Бейльштейн доказал, что при действии хлора на толуол хлор становится или в группу бензола, или же в группу метила в зависимости от физических условий. Эта работа показала, что возможны такого рода химические процессы, в которых в каждой молекуле вещества отдельные атомы обмениваются своими местами. Из других работ особенно интересно исследование русской нефти, показавшее, что она существенно отличается по составу от американской, а именно содержит много гидрогенизованных ароматических углеводородов, в то время как американская нефть содержит по преимуществу предельные углеводороды жирного ряда. Бейльштейном сделано немало работ по аналитической химии, в особенности по применению электролиза к количественному отделению металлов друг от друга. Наконец, Бейльштейн издал громадный труд: “Habdbuch der organischen Chemie” (на немецком языке). В этом сочинении, как говорит сам автор, он старался не пропустить ни одного анализированного соединения; в нем также указана огромная химическая литература. “Руководство” Бейльштейна было оценено как в России, так и в Западной Европе, оно сделалось настольной книгой для каждого химика и выдержало три издания (Лпц., 1886 - 90 и 1892 - 99). Составлением “Руководства” Бейльштейн создал себе совершенно исключительную репутацию в ученом мире. Полный энергии и жизни, ученый Бейльштейн был таким же профессором. Лекции его, образцовые по живости, ясности и простоте изложения, всегда были глубоко научны и с демонстративной стороны обставлены безукоризненно. Ср. статью о нем профессора П.П. Алексеева в “Критико-биографическом Словаре” С.А. Венгерова , там же полный список работ Бейльштейна.

Браун Федор Александрович

Вторник, Август 12th, 2008

Браун, Федор Александрович - филолог-германист, родился в 1862 г. В 1885 г. окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета; с 1888 г. начал читать лекции в университете по истории западноевропейских литератур и германской филологии; тогда же избран лектором немецкого языка. В 1900 г., по защите магистерской диссертации, назначен экстраординарным профессором по кафедре истории западноевропейских литератур (с 1905 г. - ординарный профессор по той же кафедре). С возобновлением в 1905 г. университетской автономии, Браун явился первым избранным деканом историко-филологического факультета, а в 1906 г. - первым избранным проректором, в каковой должности пробыл до 1908 г., сложив ее с себя по принципиальным соображениям, Браун был в том же году снова избран деканом (до 1910 г.), а в 1911 г. вновь переизбран на эту должность. Браун состоит профессором Санкт-Петербургского университета, высших женских курсов, высших историко-литературных курсов (Раева), членом императорской археологической комиссии, членом учебного комитета министерства торговли и промышленности, а также председателем неофилологического общества при Санкт-Петербургском университете. Научная деятельность Брауна направлена на изучение культурных взаимоотношений германского и славянского миров; в первом периоде ее интерес его был сосредоточен на роли в этом отношении готов; сюда относятся, главным образом, работы: “Die letzten Schicksale der Krimgoten” (СПб., 1890) и “Разыскания в области готославянских отношений. I. Готы и их соседи до V в. Первый период: годы на Висле” (магистерская диссертация), - в “Сборнике II отделения Императорской Академии Наук”, т. 64. Последнее время Браун работает над варяжским вопросом; владея в одинаковой степени скандинавским и русским материалом, Браун дал в этой области много ценного; назовем издание им первой найденной в России скандинавской рунической надписи (”Шведская руническая надпись, найденная на острове Березани” - в “Известиях императорской археологической комиссии” за 1907 г., вып. 23), статья об именах Днепровских порогов (в “Сборнике в честь графа Бобринского”, 1911), небольшое исследование “Hvem var Yngvarr eum vidforli?” (шведский журнал “Fornvannen”, 1910; то же по-русски: “Кто был Ингвар путешественник?” в 4-м выпуске “Записок Неофилологического общества”, 1910); “Фрианд и Шимон, сыновья варяжского князя Африкана” (”Известия отделения русского языка и словесности Императорской Академии Наук”, т. VII, кн. 1, 1902) и др. Брауну принадлежит целый ряд историко-литературных статей в изданиях сочинений Шекспира, Байрона (изд. Брокгауз-Ефрона), ряд научных и критических статей в “Живой Старине” (”Мариупольские греки” 1901 г., январь и др.), “Образовании” и 82-томном “Энциклопедическом Словаре” Брокгауз-Ефрона. Как педагог, Браун был одним из первых, кто указал на необходимость пересмотра методов преподавания новых языков и содействовал этому пересмотру рядом публичных лекций.

Блудова Антонина Дмитриевна

Вторник, Август 12th, 2008

Блудова, Антонина Дмитриевна (1812 - 1891), графиня, дочь гр. Д.Н. Блудова . Получив прекрасное воспитание, была близка к литературному кружку своего отца. Ее “Записки” напечатаны в “Заре” (1871 и 1872) и “Русском Архиве” (1872 - 1875 годы и отд. М., 1889). Она писала также в “Страннике” и “Сем. Вечерах”. Устроила в Остроге (Волынской губернии) Кирилло-Мефодиевское братство, при котором были открыты начальная школа, закрытое среднее женское учебное заведение, крестьянский пансион для мальчиков, окончивших начальное училище и желающих продолжить образование в острожской гимназии, лечебница и странноприимный дом.

Борецкая Марфа

Вторник, Август 12th, 2008

Борецкая, Марфа, жена посадника Исаака Андреевича , ставшая после смерти мужа во главе литовской парии в Новгороде и потому известная более под именем Марфы-Посадницы. Личность ее, по памятникам, рисуется довольно бледно; видно, что она была женщина умная, энергичная и любившая свободу. Историю падения Новгорода летописец начинает с 1471 г., со времени первого похода Иоанна III на Новгород. В объяснение этого падения он приводит, между прочим, рассказ о сношениях Марфы с Казимиром, королем польским и великим князем литовским, что он называет изменой не только московскому князю, но и православию. В Новгороде составилась значительная партия приверженцев союза с Казимиром, и во главе этой партии в начале княжения Иоанна III стояли Борецкие . Чувствуя за собой силу, партия Борецких часто наносила оскорбления московским наместникам и довольно грубо отвечала на требования Иоанна, искавшего удовлетворения. В 1471 г., при выборе архиепископа, жребий выпал не на ключаря Пимена, любимца Марфы, а на Феофила , тянувшего к Москве. Этим обстоятельством Борецкая воспользовалась для окончательного разрыва с Москвой: на бурном, по сказанию московского летописца, вече партия ее взяла верх, и к Казимиру было отправлено посольство с предложением быть главою Новгорода на основании древних установлений его гражданской свободы. Иоанн пошел походом на Новгород и в нескольких сражениях совершенно рассеял новгородскую рать, не подкрепленную помощью Казимира. Новгород должен был подчиниться Москве и присягнуть Иоанну как своему верховному судье, но на политическую свободу Новгорода и на право самоуправления его во внутренних делах Иоанн не посягнул, но это не успокоило Марфу и ее партию. К тому же новые обещания помощи со стороны Казимира не прекращались. Партия литовская опять стала усиливаться и брать верх над московской. Возникли столкновения между той и другой, и жалобы угнетенных призвали Иоанна в Новгород (1476). После того многие обиженные из новгородцев сами стали ездить в Москву и искать там у великого князя управы. В одну из таких поездок подвойский Назар да дьяк веча Захар, кланяясь Иоанну, назвали его не господином, как обыкновенно называли его новгородцы, а государем. Иоанн, знавший о сношениях партии Борецкой с Казимиром и их приготовлениях, и решившийся покончить с вечевой общиной, отправил посла в Новгород спросить: какого государства хотят новгородцы, т. е. не желают ли они иметь великого князя как государя самодержавного, единственного законодателя и судью. Такой вопрос поверх новгородцев в сильное смущение: всеобщим испугом воспользовалась партия Марфы, подняла волнение, во время которого были перебиты многие из более ревностных сторонников Москвы, и вновь обратилась за помощью к Казимиру, когда была получена складная грамота от Иоанна (1478). Казимир, как и раньше, далее обещаний не шел, и Новгород, несмотря на все усилия Марфы и ее партии защитить свою самобытность, без борьбы впустил войска Иоанновы. На другой день по вступлении в город, 2 февраля 1479 г., Иоанн приказал схватить Марфу с ее внуком и многими боярами и отправить в Москву; ее имения стали достоянием Иоанна. Из Москвы Марфа была отвезена в Нижний Новгород, при пострижении в монахини наименована Марией и заключена в тамошний девичий монастырь. Год смерти ее не известен. - Деятельность Марфы Борецкой, связанная с падением Новгорода и повлекшая за собой ее собственную гибель, представлялась для многих писателей, начиная с Н.М. Карамзина , написавшего повесть “Марфа-посадница, или Падение Новгорода” (в 1808 г.), прекрасным сюжетом для повести и драмы. В. Р-в.

Билибин Иван Яковлевич

Понедельник, Август 11th, 2008

Билибин, Иван Яковлевич, - живописец. Родился в Петербурге в 1876 г.; окончил курс в Петербургском университете по юридическому факультету. Художественное образование получил в школе общества поощрения художеств; в Мюнхене занимался в мастерской художника Ашбэ; в мастерской кн. Тенишевой, в Петербурге, работал два года под руководством И.Е. Репина ; затем пробыл три года вольнослушателем в Академии Художеств в мастерской И.Е. Репина. Билилин начал выставлять с 1900 г. на выставках “Мира Искусства”, примкнув к группе художников, объединившихся вокруг этого журнала; до 1910 г. участвует в выставках “Союза русских художников”, с 1911 г. выставляет на выставках “Мира Искусства”; в 1909 г. принимал участие в выставке “Салон”. В 1906 г. участвовал в парижской Exposition de l’art russe; в 1907 г. выставляет в Париже и Лондоне целый ряд иллюстраций к русским народным сказкам и былинам; выставляет в Праге, Вене, Венеции, в Брюсселе в 1901 г. на международной выставке, в 1911 г. в Риме, на юбилейной международной выставке. С самого начала Билибин примкнул к группе художников-сказочников, искавших вдохновения в русской старине, пытавшихся возродить русское народное искусство; в первых своих работах он находится под некоторым влиянием старших представителей этой группы, В. Васнецова и Е. Поленовой , но, постепенно освобождаясь от чужого влияния, черпает силу в первоисточниках, изучает русскую деревянную архитектуру, народный орнамент, крестьянские вышивки, кружева, узоры, старинную деревянную резьбу, лубочные картинки, старинные костюмы. Прекрасный знаток русского севера, он чувствует его угрюмую природу. Большое значение для его художественного развития имели поездки его в 1902, 1903 и 1904 годах в губернии Вологодскую, Олонецкую и Архангельскую, куда он был командирован этнографическим отделом Музея Александра III для собирания этнографических материалов и фотографирования памятников древнерусской деревянной архитектуры. Талант Билибина проявился наиболее ярко в его иллюстрациях к русским сказкам и былинам и в его театральных постановках. К 1899 - 1902 годам относится серия из 6 “Сказок”, изданных экспедицией заготовления государственных бумаг, затем экспедицией же предпринято издание сказок Пушкина , из коих появились “Сказка о Царе Салтане” в 1907 г. и “Сказка о Золотом Петушке” в 1910 г. В 1905 г. издана былина “Вольга”, а в 1911 г. - сказки Рославлева в издательстве “Общественная Польза”. К тому же сказочному стилю, к тем же древнерусским орнаментальным мотивам относится постановка Билибиным оперы “Золотой Петушок” в 1909 г. в театре Зимина в Москве - постановка, проникнутая юмором веселой народной сказки и одновременно глубоким знанием народного духа. Билибиным даны также рисунки костюмов и бутафории для постановки “Бориса Годунова” в Париже в 1908 г. Знанием старины, на этот раз уже нерусской, проникнуты постановки Билибиным для “Старинного Театра”. В духе французской мистерии представлено им “Чудо св. Теофила” в 1907 г., воссоздающее средневековую религиозную драму; Испанией XVII в. вдохновлены эскизы костюмов к драме Лопе де Вега “Фуэнте Овехуна”, к драме Кальдерона “Чистилище св. Патрика” - театральная постановка “Старинного Театра” в 1911 г. Шутливой карикатурой на ту же Испанию веет от водевиля Гр. Сологуба: “Честь и Месть”, поставленного Билибиным в 1909 г. Обладая большими техническими знаниями, Билибин очень увлекается графикой и книжными украшениями; его заставки, концовки, обложки часто встречаются в “Мире Искусства”, “Золотом Руне”, в изданиях “Шиповника” и “Московского Книгоиздательства”. Мотивы его чисто русские: то грустные, стилизованные пейзажи далекого севера, стены древних городов, деревянные церковки, то пестрые причуды старинного орнамента. Билибин склонен и к карикатуре; это заметно в его иллюстрациях к русским сказкам и ярко проявляется в его рисунках для сатирических журналов - “Жупела”, “Адской Почты”, “Сатирикона”. Интересны его рисунки древнерусской архитектуры, изданные в виде открытых писем “Красным Крестом”, и игральные карты, изданные экспедицией. Русской архитектуре и орнаменту, костюму и утвари посвящены и статьи Билибина: “Остатки искусства в русской деревне” (”Журнал для всех”, 1904, ¦ 10), “Народное творчество севера” (”Мир Искусства”, 1904, ¦ 11), “Несколько слов о русской одежде в XVI и XVII веках” (”Старые Годы”, 1909, июль - сентябрь). Из произведений Билибина в Третьяковской галерее, в Москве, имеются иллюстрации к “Сказке о Золотом Петушке”; в Музее Александра III, в Петербурге, - иллюстрации к “Сказке о Царе Салтане”; в музее Академии Художеств - корнваллийские этюды. Билибин состоит преподавателем в школе Общества поощрения художеств. - См.: Александр Бенуа , “Русская школа живописи” (1904); С. Маковский , “Страницы художественной критики” (т. II, 1909); его же, “Народная сказка в русском художестве” (”Журнал для всех”, 1904, ¦ 2). С. Ростовцева.

Богуславский Владислав

Понедельник, Август 11th, 2008

Богуславский Владислав - см. в статье Богуславские (Вильгельм, Владислав, Войтех, Станислав, Эдуард) .

Брикнер Александр Густавович

Понедельник, Август 11th, 2008

Брикнер, Александр Густавович - русский историк (1834 - 96), родом из Германии. Сначала посвятил себя профессии отца, негоцианта, и несколько лет служил в конторе торгового дома; затем занимался три года под руководством Гейссера, Дройзена, Ранке, Куно-Фишера, Раумера. Получив в 1860 г. степень доктора философии в Гейдельберге за диссертацию “Zur Geschichte des Reichstags zu Worms”, Брикнер с 1861 г. начал преподавать историю в училище Правоведения. В 1864 г. защитил магистерскую диссертацию “Медные деньги в России (1653 - 63)”. В 1867 г., получив от Дерптского университета степень доктора истории за диссертацию “Finanzgeschichtliiche Studien. Kupfergeldkrise”, был приглашен в Новороссийский университет, а в 1871 г. избран на кафедру русской истории в Дерптский университет. Выйдя в отставку, он в 1892 г. переселился в Иену, где и умер. Его важнейшие труды посвящены, главным образом, культурной и политической истории России, преимущественно XVII и XVIII вв. Главной темой, вокруг которой группировались все крупные работы Брикнера, служил процесс “европеизации” России, путем проникновения западноевропейских понятий и интересов. Результаты своих работ на эту тему Брикнер изложил в крупном труде “Die Europaisirung Russlands. Land und Volk” (Гота, 1888). Он придавал особенное значение эпохе Петра Великого , но в освещении держался ее несколько устарелого взгляда, чрезмерно оттеняя косность русской жизни предшествующего, московского, периода. Главный труд Брикнера по этой эпохе - “История Петра Великого” (СПб., 1882) - встретил довольно суровую оценку со стороны специалистов, но, несомненно, удовлетворял потребности широких кругов читающей публики. Из многочисленных работ Брикнера, относящихся к эпохе Екатерины , наиболее крупной была “История Екатерины II”, появившаяся сначала в 1883 г. по-немецки в коллекции Онкена (”Allgemeine Geschichte”), в 1885 г. - в русской переделке, со многими иллюстрациями. В этом труде, как и в “Истории Петра Великого”, особенно обстоятельно изложена история внешних событий, войн и дипломатических событий; слабее освещение внутренней жизни и реформ. Наиболее крупными работами Брикнера в последние годы его жизни были “Материалы для жизнеописания графа Н.П. Панина”, ч. I - VII (СПб., 1888 - 92) и начало обширного труда по общей истории России, предпринятого для серии “Geschichte der europaischen Staaten” Геерена и Укерта и имевшего в виду немецких читателей. Вышла в свет только первая часть этого труда, задуманного в 2-х тт.: “Geschichte Russland bis zum Ende des XVIII Jahrhunderts. B. I. Ueberblick der Entwickelung bis zum Tode Peters des Grossen” (Гота, 1896). Как в крупных своих трудах, так и в многочисленных статьях, рассеянных по русским и немецким журналам, Брикнер был не только самостоятельным исследователем, но также популяризатором новых явлений в русской историографии, посвященной вопросам политической и культурной истории XVII - XVIII в. Труды его, появлявшиеся на немецком языке, много содействовали правильному ознакомлению заграничной публики с русской историей. Подробный обзор научной деятельности Брикнера см. в некрологе, составленном Е.Ф. Шмурло (”Журнал Министерства Народного Просвещения”, 1897, февраль).

Басанович Иван Юрьевич

Воскресенье, Август 10th, 2008

Басанович, Иван Юрьевич, литовский фольклорист, антрополог и писатель-народник. Родился в 1851 году, учился в Мариамполе, где кончил гимназию в 1873 году, в Москве в 1879 году кончил медицинский факультет. В 1880 - 1904 годы был в Болгарии окружным врачом; в 1882 - 83 году в Праге, занимаясь историко-этнологическими исследованиями литовской старины, основал первый литовский журнал “Аушра”, вместе с Виштелевичем и Микшасом. Издавал в восточной Пруссии журнал, разными путями, через Либаву и Ригу, проникавший в Литву и подготовлявший в широких кругах литовско-польско-латышской интеллигенции литературное возрождение. Для возвеличения и романтического подкрашивания древности языка и быта Б. занимался отыскиванием памятников живой старины в языке, обычаях и песнях. В этнологических исследованиях своих Б. представитель теории фракийско-литовского единства; в фольклоре он установил древнейшие черты литовского некрокульта, почитания душ предков - велей (см. его сочинение “Isgyvenimo velin iv velnin”. Chicago, 1903); издал 4 тома литовских сказок, сборник народных песен и основал по возвращении из Болгарии в Литву “Литовское научное общество” (”Lietuvin Mouslo draugija”), которому отдал свою библиотеку, свое имущество, досуг и трудолюбие. Под его редакцией изданы 4 выпуска “Lietuvin tauta” (”Литовский народ”), как орган “первого научного национального общества по родиноведению на Литве”.

Бутовский Александр Иванович

Воскресенье, Август 10th, 2008

Бутовский, Александр Иванович - экономист (1817 - 90), был в Лондоне агентом министерства финансов, в 1870-х годах директором департамента, позднее - сенатором. Напечатал “Опыт о народном богатстве, или О началах политической экономии” (3 т., СПб., 1847). Это сочинение является первым обширным курсом экономической науки на русском языке, примыкающим к буржуазным экономистам, главным образом, Сэю и Дюнойе. Вместе с тем, он, подобно большинству современных ему русских экономистов, крайне идеализирует русские хозяйственные условия. Ему же принадлежат: “Ответ на некоторые из критик” (СПб., 1848); “О государственной отчетности во Франции” (М., 1858).

Navigation

Search

Archives

Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Синдикация




 Рейтинг@Mail.ru