Архив для категории ‘Б’

Башуцкий Александр Павлович

Четверг, Август 28th, 2008

Башуцкий, Александр Павлович (1801 - 1876), сын петербургского коменданта и члена Верховного уголовного суда над декабристами; писатель, издатель, прожектер, помощник статс-секретаря государственной канцелярии, который в течение всей своей жизни бросался из стороны в сторону и которому ничего не удавалось: человек, обладавший разносторонними способностями, которых не хватало, однако, на то, чтобы делать хорошо что-нибудь определенное; писатель, проводивший в одном из своих произведений (”Мещанин”, 1840), весьма мало интересном по литературному изложению, довольно яркие демократические идеи и закончивший литературную деятельность в “Домашней Беседе” Аскоченского , а частную жизнь - послушничеством в монастыре (монахиней же кончила жизнь и его жена); участник кружка и друг Булгарина и вместе с тем искренно интересовавшийся мнением Белинского об его произведениях; сын человека, оказавшего большие услуги императору Николаю при его воцарении, и сам бывший адъютант другого усмирителя декабрьского восстания, гр. Милорадовича , вынужденный выйти в отставку вследствие растраты крупных сумм по благотворительным учреждениям; человек, увлекавший слушателей своим красноречием в изложении разных фантастических миллионных проектов, для осуществления которых достаточно было, по его словам, нескольких тысяч, и не бывший в состоянии сколько-нибудь толково вести свои издательские дела. Из многочисленных литературных предприятий Б. (см. Венгеров “Критико-биографический Словарь”, т. II) заслуживает быть отмеченной “Панорама С.-Петербурга”, которую он задумал по очень широкому плану, но роскошную иллюстрированную часть которой не мог осуществить вследствие гибели парохода, везшего заказанные издателем гравюры для “Панорамы”, литературную же сторону издания выполнил более или менее добросовестно. Издавал также “Журнал общеполезных сведений” (1835 - 39), “Иллюстрацию” (1848 - 50), выпустил несколько сборников альбома “Наши”, работал в “Сыне Отечества” Полевого , “Отечественных Записках”, “Северной Пчеле” и других изданиях. Уйдя в монахи, рисовал образа и писал душеспасительные книжки, но и это ему скоро надоело. С. Ш.

Барсуков Иван Платонович

Четверг, Август 28th, 2008

Барсуков Иван Платонович - см. в статье Барсуковы (братья-историки) .

Баранцов Александр Алексеевич

Среда, Август 27th, 2008

Баранцов, Александр Алексеевич, граф, генерал-адъютант, генерал от артиллерии (1810 - 1882). Воспитывался в артиллерийском училище; служил на Кавказе и участвовал в разных делах с горцами; командовал артиллерией в Свеаборге, где выдержал бомбардирование этой крепости английским флотом (28 и 29 июля 1855 года) и руководил действием крепостных орудий; в 1862 году назначен товарищем генерал-фельдцейхмейстера, а по назначении великого князя Михаила Николаевича наместником кавказским вступил в самостоятельное управление всеми частями артиллерийского ведомства. Время его управления ознаменовано множеством коренных преобразований и усовершенствований в русской артиллерии и перевооружением прочих родов войск, согласно новейшим требованиям. В 1881 году возведен в графское достоинство и назначен членом государственного совета.

Булоховы

Среда, Август 27th, 2008

Булоховы - см. Булаховы (музыкальная семья) .

Боборыкина Софья Александровна

Среда, Август 27th, 2008

Боборыкина, Софья Александровна (урожденная Зборжевская), - писательница. Родилась в 1845 г. Изучала в Париже театр, искусство и в 1869 г. дебютировала на театре Vaudeville. В 1870 г. играла, с французской труппой, в Италии и Вене; в 1871 г. была принята в труппу Александринского театра, где играла под именем Северцовой, но скоро оставила сцену и вышла замуж за П.Д. Боборыкина . Перевела с французского ряд комедий Лесажа, Бальзака, Мюссе и др.; перевела на французский язык роман П.Д. Боборыкина “Полжизни” и написала ряд небольших повестей в “Жив. Обозрении”, “Нови”, “Театральном журнале”, “Артисте”.

Богданов Василий Иванович

Среда, Август 27th, 2008

Богданов, Василий Иванович, - врач и юморист (1838 - 1886). Окончил курс в Московском университете. Поместил несколько медицинских статей в “Медицинском прибавлении к Морскому Сборнику” 1869 г. и в “Протоколах кронштадского общества врачей” 1873 - 1875 годов; издал отдельно: “Таблицы для измерения влажности воздуха на судах” (СПб., 1878) и “Житье-бытье на море. Беседы из морского и приморского быта” (СПб., 1878). Известность Богданов, главным образом, получил массой юмористических и сатирических стихотворений, которые он (под псевдонимами: Влас Точечкин, Влас Точкин, Бгд. и Богдан-ов) помещал в “Искре” 60-х годов. Позже писал в “Петербургском Листке”, “Осколках”; и других изданиях.

Беннигсены (Александр-Левин и Рудольф)

Среда, Август 27th, 2008

Беннигсен: 1) Александр-Левин, граф, сын генерала русской службы Леонтия Беннигсена, ганноверский политический деятель (1809 - 93). Родился в России, но 9 лет переселился с отцом в Ганновер. Состоял на ганноверской службе и заседал в первой палате ландтага. 20 марта 1848 г. король поручил ему составление кабинета (умеренно-либерального), в котором он взял иностранные дела. Его министерство оказалось долговечнее других “мартовских” министерств и вышло в отставку только 28 октября 1850 г. В период реакции он, в качестве президента сперва первой, потом второй палаты ландтага, старался быть посредником между министерством и либералами. Его оппозиция в вопросе о королевских доменах раздражила против него короля Георга V, и в 1857 г. он был лишен отпуска, в котором нуждался как отставной чиновник с пенсией, для занятия места в ландтаге, и должен был выйти из него. В 1864 г. он был вновь избран во вторую палату ландтага, которая вновь избрала его своим президентом. В 1881 - 84 годах был членом рейхстага; принадлежал к партии вельфов и, вместе с тем, был госпитантом в партии центра (т. е. посещал ее заседания, не будучи связан обязательствами подчинения партийной дисциплине). - 2) Рудольф, ганноверский и германский политический деятель (1824 - 1902), племянник Леонтия Беннигсена . Был прокурором и членом разных судов в королевстве ганноверском. В 1855 г. избран во вторую палату ландтага; министерство юстиции отказало ему в отпуске, вследствие чего он вышел в отставку и вновь был выбран в палату как член либеральной и национальной оппозиции. Был одним из основателей германского национального союза и его президентом (1859 - 67). В 1866 г. он старался предупредить вступление Ганновера в союз с Австрией. После присоединения Ганновера к Пруссии он был избран в палату депутатов прусского ландтага и оставался ее членом (в 1873 - 79 годах - президентом) до 1883 г. В северогерманском, потом в германском рейхстаге он был одним из наиболее видных вождей национал-либеральной партии. В 1878 г. Бисмарк предложил ему министерский портфель, но Беннигсен потребовал приглашения в министерство также Штауффенберга и Форкенбекка; когда Бисмарк на это не согласился, он не принял его предложения. В 1878 г. он голосовал против первого закона о социалистах и высказался против новой таможенной политики Бисмарка. Это произвело охлаждение между ним и Бисмарком и затруднило положение его в партии, которая в это время безусловно шла за Бисмарком, и из состава которой он, однако, не считал нужным выходить, как это сделали Ласкер и другие противники таможенного протекционизма. В 1883 г. он сложил с себя полномочия депутата ландтага и члена рейхстага. В 1887 г., когда образовался картель двух консервативных и национал-либеральной партий, он, как один из главных его сторонников и организаторов, был вновь избран в рейхстаг и оставался в нем до 1898 г., когда, вследствие преклонного возраста, отказался выставить свою кандидатуру. В 1888 г. он был назначен обер-президентом провинции Ганновер и оставался им до 1897 г., когда сам отказался от этой должности. В 1894 г. была всей Германией отпразднована 70-я годовщина его рождения; по этому поводу появилась его биография А. Kiepert’а (2-е изд., Ганновер, 1902) и E. Schreck’а (Ганновер, 1894). Первую научную его биографию написал H. Oncken, “R. v. B.” (2 тт., Штутг., 1910). Его переписка с Бисмарком опубликована Онкеном в “Deutsche Revue”, 1907, май. Собрание его речей: “R. v. B.’s Reden” (Б., 1911). Памятник Беннигсену воздвигнут в Ганновере в 1907 г. В. В-в.

Бронников Кир

Вторник, Август 26th, 2008

Бронников (Кир) - путешественник к святым местам (1820 - 1821), издавший свое описание в 1824 г. под заглавием: “Путешествие к святым местам, находящимся в Европе, Азии и Африке и т. д.” (Москва).

Боровиковский Александр Львович

Вторник, Август 26th, 2008

Боровиковский, Александр Львович, - известный юрист (1844 - 1905), сын малорусского писателя Льва Боровиковского (см.). По окончании курса на юридическом факультете Харьковского университета был оставлен для приготовления к занятию кафедры истории русского права, но в 1868 г. вступил в адвокатуру. Позднее был последовательно товарищем прокурора спб. окружного суда, присяжным поверенным в С.-Петербурге, членом одесской судебной палаты (в это время читал лекции по гражданскому праву и процессу в Новороссийском университете), помощником статс-секретаря государственного совета, обер-прокурором гражданского кассационного департамента и, наконец, сенатором того же департамента. Имя его сделалось символом судьи скорого, правого и милостивого. Он воплотил эти начала судебной реформы 1864 г. в массе судебных решений и научно-практических статей, затрагивающих наиболее живые вопросы русской судебной практики. Свои судейские идеалы Боровиковский развил подробно в замечательных книжках, изданных под заглавием “Отчет судьи” (3 вып., СПб., 1891, 1892 и 1894), особенно в помещенной здесь статье “Закон и судейская совесть”. Руководящим началом деятельности судьи Боровиковский считает начало справедливости, как наиболее надежное и постоянное средство интерпретации закона. Развивая это положение, Боровиковский возвышается до идеалов римской aequitas и английского суда справедливости. “Все законодательные определения о гражданско-правовых отношениях, - говорит Боровиковский, - рассчитаны на добросовестность и правдивость контрагентов… Рядом две сделки, одинаковые по внешним признакам. Обе требуют применения к ним одного и того же закона. Но в одном случае сделка добросовестна и правдива, в другом она лишь замаскированная злонамеренность и ложь. Оставаясь слепым рабом буквы, а не разума закона, судья может попасться в ловушку и, пожалуй, будет даже утешать себя мыслью, что исполнил свой долг “точным применением” закона. Но такой взгляд, очевидно, ошибочен: закон не соблюден, а нарушен, - ибо применен к факту не такому, какой им предусматривается. Напротив, судья добросовестно исполнит закон, оградит его от нарушения, если снимет обманчивую маску, обнаружит волка под овечьей шкурой… Суд не исполнил бы своей истинной задачи, если бы недобросовестность и неправда не боялись его. Именно в возможности оказать защиту обиженному и обманутому - и сделать это в ограждение святости закона - заключается великая привлекательность судейской деятельности, вдохновляющая судью на его тяжелый труд” (”Отчет”, т. I, стр. 238 - 239). Боровиковский учит судебному творчеству на почве индивидуализации жизненных отношений и борется с формализмом и преклонением перед буквой закона, часто встречающимся в шаблонном русском правосудии, но решительно покинутым на Западе Европы, особенно после появления гражданских кодексов Германии и Швейцарии. В 3-м в. “Отчета”, посвященном “делам мужичьим” (подзаглавие выпуска), Боровиковский учит истинным началам нового процесса, находящим теперь, после его смерти, общее признание на Западе Европы. Здесь он отстаивает прежде всего широкую гласность, требуя публичного совещания судей при постановлении решения и порицая обычай решать дело, не выходя из совещательной комнаты в залу заседаний, когда нет ни сторон, ни публики. Затем он обстоятельно разъясняет истинный смысл устности и состязательности процесса. Закон, по убеждению Боровиковского, предполагает, что “стороны знают, какие имеются доказательства их прав, и сумеют эти доказательства представить, а если какими-либо доказательствами они воспользоваться не пожелают - это их дело: каждый волен защищать свое право лишь в той мере, в какой желает”. Но такое положение не означает безучастия судьи в деле состязания сторон; судье недостаточно иметь лишь “терпеливый нрав”. “Нет, судья, - говорит Боровиковский, - отличай нежелающего от неумеющего. К нежелающему будь равнодушен, а неумеющему помоги. Это святая обязанность судьи. Оставаться безучастным к желающему, но не умеющему защищаться - это не состязательность, а неправосудие. Правосудие должно склоняться в пользу того, кто прав, а не того, кто лучше говорит, кто смышленее и хитрее” (в. 3-й, стр. 27). Эти и им подобные мысли у Боровиковского - не плод теоретического изучения; теорий он совсем не касается в своих трудах. Перед нами плод самостоятельных размышлений вдумчивого и гуманного судьи-самородка, проверенных богатым судейским опытом. В ряде судебных решений, составленных Боровиковским и приложенных к сборнику, автор показывает на деле, что проповедуемые им начала осуществимы и в условиях русской действительности. Решения по делам семейным и мужичьим с особенной рельефностью рисуют осуществимость идеалов Боровиковского, но проповедуемыми им началами проникнуты и многочисленные решения по другим вопросам, трактуемым в сборнике: о чиншевом праве (блестящий этюд), о третьих лицах в процессе, давности и др. Кроме названного сборника, Боровиковскому принадлежит ряд статей по вопросам гражданского права и процесса, напечатанных в старом и новом “Журналах Министерства Юстиции”, в “Журнале Гражданского и Уголовного права” и др. (перечень см. в библ. указ. Поворинского), а также этюд “Женская доля по малороссийским песням” (СПб., 1879). Русская судебная практика обязана Боровиковскому не только разъяснениями ее задач и идеалов, не только образцами высокого судебного творчества, - ему принадлежат издания, до сих пор остающиеся настольными у каждого юриста: “Законы гражданские” и “Устав гражданского судопроизводства” (новые издания под редакцией сенатора Гуссаковского), представляющие собой последовательное разъяснение основных источников русского гражданского права и процесса по данным кассационной практики. В 70-х и 80-х годах Боровиковский помещал в “Отечественных Записках” и других периодических изданиях стихотворения, затрагивавшие вместе с лирическими и гражданские мотивы. В. Н.

Блументрост Лаврентий Лаврентьевич

Вторник, Август 26th, 2008

Блументрост, Лаврентий Лаврентьевич (1692 - 1755), - младший сын Лаврентия Алферовича , первый президент С.-Петербургской Академии Наук. Учился в московской школе пастора Глюка, потом слушал лекции в Галле, Оксфорде и Лейдене; защитил диссертацию “De secretione animali” (1713). В 1714 г. Петр Великий назначил его лейб-медиком к любимой сестре своей Наталье Алексеевне . В 1715 г. ему было поручено сделать описание болезни государя, которое он лично должен был сообщить известным медикам в Европе. Исполняя это поручение, Блументрост в 1717 г. был в Амстердаме и вел переговоры с Рюйшем относительно приобретения для России его, известного по всей Европе, анатомического кабинета, причем Блументрост поставил условием, чтобы ему был открыт секрет сохранения в целости анатомических препаратов. Под его наблюдением собрания Рюйша были доставлены в Петербург. В том же 1717 г. Блументрост ездил в Олонец для описания тамошних вод. В 1718 г., после смерти Арескина , звание лейб-медика перешло к Блументросту; ему было поручено также управление царской библиотекой и кунсткамерой; ближайшим помощником его был Шумахер . В 1724 г. император Петр I утвердил проект учреждения Академии Наук, составленный Блументростом вместе с Шумахером. Заседания в Академии начались в конце 1725 г.; тогда же президентом ее был назначен Блументрост, о вежливом и дружеском обхождении которого с академиками с похвалой отзывается Миллер . При Петре II Блументрост, живя в Москве, заметно охладел к Академии. Со смертью Петра II Блументрост потерял прежнее значение при дворе; в кончине нескольких лиц царской фамилии в сравнительно короткий промежуток времени, с 1725 г. по 1731 г., винили неискусство главного врача. Блументрост сохранил доверие только мекленбургской герцогини Екатерины Ивановны . Когда в 1733 г. герцогиня скончалась, императрица Анна приказала А.И. Ушакову подвергнуть Блументроста допросу и потребовать от него отчета в лечении сестры ее. Объяснения Блументроста не давали никакого повода винить его в смерти Екатерины; однако, он был выслан в Москву. Вскоре по восшествии на престол Елизаветы , Блументрост подал на ее имя прошение, в котором указывал на свою службу родителям ее, и положение его улучшилось. В феврале 1755 г. Блументрост был вызван в Петербург для обсуждения с И.И. Шуваловым мер касательно вновь учрежденного в Москве университета, куратором которого Блументрост был назначен еще в 1754 г.

Navigation

Search

Archives

Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Синдикация




 Рейтинг@Mail.ru