Архив для категории ‘Ч’

Чеботаревы

Четверг, Сентябрь 11th, 2008

Чеботаревы - древний дворянский род, записанный в VI часть родословной книги Курской губернии и восходящий к половине XVII века. Герб внесен в VI часть Гербовника. Есть еще несколько родов Ч., более позднего происхождения.

Чуриловы

Среда, Сентябрь 10th, 2008

Чуриловы - старинный русский дворянский род, восходящий к половине XVII века и записанный в VI часть родословной книги Курской губернии.

Черкасов Борис Иванович

Среда, Сентябрь 10th, 2008

Черкасов (Борис Иванович, 1829 - 1901) - общественный и государственный деятель. По окончании курса в Харьковском университете, Черкасов начал службу под руководством Н.А. Милютина и Татаринова и был их ближайшим помощником по введению и упрочению у нас государственного контроля; состоял одним из первых председателей московской контрольной палаты, созданной Татариновым. Его обширный опыт и знание контрольного дела вызвали назначение его генерал-контролером задунайской армии (1877 - 1878), где ему пришлось бороться с разными злоупотреблениями. Прослужив по заключении мира еще 6 лет по государственному контролю, Черкасов в 1884 г. был назначен почетным опекуном, а в 1896 г. - председателем московского опекунского совета. Много содействовал улучшению материального быта призреваемых сирот; первый открыл для них доступ к Кавказским минеральным водам; устраивал частные лекции по предметам, не входящим в программу учения, но необходимым для будущих гувернанток; образовал капитал в 120 000 рублей при опекунском совете, из которого отпускались пособия на воспитание 600 сирот; устроил приют для престарелых классных дам и учительниц. См. “Русский Архив” (1901, ¦ 4). В. Р-в.

Чаев Николай Александрович

Среда, Сентябрь 10th, 2008

Чаев (Николай Александрович) - драматург, родился в 1824 г. в Костромской губернии; по окончании курса в Московском университете поступил в московскую дворцовую контору и долго заведовал Оружейной палатой. По смерти Островского Ч. был заведующим репертуарной частью в московских театрах. Драмы и хроники Ч. из древней русской истории: “Дмитрий Самозванец”, “Свекровь” (трагедия из времен уделов), “Сват Фадеич”, “Грозный царь Иван Васильевич”, “Царь и великий князь всея Руси Василий Иванович Шуйский”, “Князь Александр Тверской” занимают видное место в нашей драматической литературе. Кроме того, написал романы “Подспудные силы” и “Богатыри” (из эпохи Павла I ); поэму “Надя” и книжку “Наша старина по летописи и устному преданию” (Москва, 1862).

Чернышевы-Кругликовы

Суббота, Сентябрь 6th, 2008

Чернышевы-Кругликовы - графский русский род, ведущий начало от Ивана Гавриловича Кругликова (см. Чернышевы ). Род Чернышевых-Кругликовых записан в V части родословной книги Московской губернии.

Чернышев Захар Григорьевич (генерал-фельдмаршал)

Четверг, Сентябрь 4th, 2008

Чернышев (граф Захар Григорьевич) - генерал-фельдмаршал (1722 - 1784). В 1744 г. назначен камер-юнкером к великому князю Петру Федоровичу, которому успел внушить особое доверие. Вскоре Чернышев подвергся опале императрицы Елизаветы и переведен в армию. Во время Семилетней войны участвовал в сражении при Цорндорфе и при занятии Берлина. В 1761 г. император Петр III поручил ему командование войсками, назначенными для содействия Фридриху Великому против австрийцев. При Екатерине II Чернышев был последовательно вице-президентом военной коллегии, генерал-губернатором Белоруссии, президентом военной коллегии, градоначальником Москвы.

Чернышевы

Вторник, Сентябрь 2nd, 2008

Чернышевы - дворяне, графы и князья. Родоначальник Чернышевых - сын польского шляхтича Михаила Черницкого (по другим Чернецкого), Иван Михайлович, выехавший в 1493 г. из Польши к великому князю Иоанну Васильевичу и, по вступлении в русскую службу, начавший писаться Чернышевым. Он был думным дворянином и воеводой сторожевого полка во время набегов крымского царевича Калги. Он умер бездетным; продолжателем рода Чернышевых явился племянник его Илья Владимирович. Его потомки служили в стольниках, стряпчих, воеводах. Более известные из Чернышевых: Петр Захарович в правление Софьи Алексеевны был полковником и умер в 1689 г. Его сын, генерал-аншеф Григорий Петрович, в 1742 г. был возведен в графское Российской империи достоинство и от брака с Евдокией Ивановной Ржевской имел четырех сыновей, в том числе Петра, Захара (см. выше) и Ивана; последнему не имевший детей Захар Григорьевич оставил учрежденный им майорат. Единственный сын Ивана Григорьевича Григорий Иванович (умер в 1830 г.), обер-шенк, имел только дочерей, из которых старшая Софья была замужем за тайным советником Иваном Гавриловичем Кругликовым, унаследовавшим, на основании указа 1882 г., чернышевский майорат, с именем, гербом и титулом графа Чернышева, и сделавшимся родоначальником рода графов Чернышевых-Кругликовых . Иван Львович (1736 - 1793), генерал-поручик и сенатор, имел сына Александра (см. выше), возведенного в 1826 г. в графское Российской империи достоинство, в 1841 г. в княжеское и получившего в 1849 г. титул светлости. Род дворян, графов и князей Чернышевых записан в VI и V часть родословных книг Калужской, Рязанской и Курской губерний. Герб дворян Чернышевых вошел в VI часть Общего Гербовника, а графов и князей - в I часть. Другой род Чернышевых, также польского происхождения и употребляющий тот же герб, ведет, по документам, начало от Зота Григорьевича Чернышева, взятого в плен русскими в 1655 г. Правнук его Андрей Гаврилович Чернышев был любимым служителем Екатерины II в первые годы ее пребывания при дворе императрицы Елизаветы Петровны он был сослан в Оренбургский гарнизон, Петром III возвращен и пожалован генерал-адъютантом. Екатерина II назначила его комендантом города Санкт-Петербурга (1773 - 1797), а Павел I произвел в генерал-аншефы. Двоюродный брат Андрея Гавриловича, Петр Матвеевич, полковник, симбирский комендант, в 1773 г. был разбит Пугачевым и повешен. В. Р-в.

Чичерин Борис Николаевич

Понедельник, Сентябрь 1st, 2008

Чичерин (Борис Николаевич) - известный юрист и философ. Родился в Тамбове в 1828 г.; до 1868 г. был профессором государственного права в Московском университете, в 1882 - 1883 гг. - московским городским головой; по выходе в отставку живет в своем имении (село Караул, Кирсановского уезда Тамбовской губернии); принимает деятельное и плодотворное участие в работах тамбовского земства. Чичерин - один из наиболее выдающихся представителей не только русской, но и общеевропейской мысли. Нижеследующее изложение учений Чичерина о праве и государстве сделано (по возможности, везде собственными словами Чичерина) на основании его работ: “Областные учреждения России в XVII веке” (1857); “Опыты по истории русского права” (1859); “Очерки Англии и Франции” (1859); “Несколько современных вопросов” (1861); “О народном представительстве” (1899); “История политических учений” (5 томов); “Собственность и государство” (2 тома, 1882 - 1883); “Философия права” (1901); “Курс государственной науки” (3 тома, 1894, 1896, 1898); “Вопросы политики” (1903). Общество состоит из лиц, а потому лицо, естественно, составляет первый предмет исследования. В физическом организме мы можем изучать строение и функции целого, независимо от тех клеточек, из которых оно слагается; но в обществе устройство и деятельность целого определяется разумом и волей тех единиц, которые входят в его состав. В человеческих обществах главными определяющими факторами жизни и развития являются не слепые инстинкты, а разум и воля, которые по существу своему принадлежат не безличному целому, а отдельным особям. Не общество, а лица думают, чувствуют и хотят; поэтому от них все исходит и к ним все возвращается. Таким образом личность составляет краеугольный камень всего общественного здания; не зная природы и свойств человеческой личности, мы ничего не поймем в общественных отношениях. Общественные науки обращают внимание главным образом на духовную сторону человека, на его духовный мир, источником которого служат разум и воля: этими высшими способностями человек вступает во взаимодействие с себе подобными и на истекающих отсюда отношениях строится общежитие. Разум дает человеку возможность познавать общие начала и законы и носить в себе сознание абсолютного. Из этой способности вытекает, как необходимое логическое следствие, внутренняя свобода человека: он не связан никакими частными побуждениями, так как каждому такому побуждению может противопоставить не только бесконечное множество других побуждений, но и безусловно общий закон, господствующий над всеми. Напрасно противники свободы воли ссылаются на зависимость воли от мотивов: из того, что воля определяется мотивами, отнюдь не следует, что она не свободна. Детерминисты утверждают, что выбор между различными мотивами руководится в свою очередь каким-нибудь мотивом. Но мотив для выбора, между различными мотивами - совсем не то, что первоначальный мотив: один есть частное определение, другой - общее, один - непосредственное, другой - рефлектированное. Чтобы выбирать между различными мотивами, надобно от них отрешиться и над ними возвыситься. Когда говорят, что действия человека определяются его характером, то вопрос переносится на совершенно иную почву. Тут уже не спрашивается, действует ли всегда роковым образом сильнейший мотив, а действует ли характер столь же роковым образом, как физические силы? Сами эмпирики признают, что наш характер зависит от нашей воли: мы можем, употребляя соответствующие средства, совершенствовать свой характер. Существует теория, по которой истинная свобода есть только свобода нравственная и только с этой стороны человек заслуживает уважения; произвольный выбор между влечениями есть зло, и поэтому здесь человек подлежит принуждению: истинная свобода есть свобода добра, а не свобода зла. Эта теория, под предлогом уважения к свободе, отрицает свободу в самом ее корне. Свобода имеет две стороны: отрицательную и положительную. С отрицательной стороны она состоит в независимости от всяких чуждых ей определений - а следовательно, не только от чувственных влечений, но еще более от чужой воли. С положительной стороны свобода состоит в возможности определяться к действию по собственному побуждению, а не по внешнему ведению. Вот почему произвольный выбор действий составляет существенную и необходимую ее принадлежность, без которой она лишается важнейшего своего элемента. Нравственная свобода перестает быть свободой, как скоро у нее отнимается произвол, то есть возможность противоположного решения; свобода добра неизбежно сопряжена со свободой зла, одна без другой не существует. Личность, как прекрасно доказал Кант, сама по себе есть цель и не может быть употребляема как средство для посторонних ей целей. Из требования внутренней свободы неизбежно вытекает, как логическое его последствие, требование свободы внешней. Но тут мы встречаемся с серьезным вопросом о границах этой свободы, и он приводит нас к вопросу о праве. Человек есть существо общежительное и только в обществе может развивать все свои силы и способности. Каким же образом возможно общежитие, если каждая личность обладает свободой и стремится расширить границы проявления этой свободы? Является необходимость определить, что принадлежит каждому, разграничить области свободы, так, чтобы свобода одного не мешала бы свободе остальных, чтобы сильнейший не превратил бы других в орудия для осуществления посторонних им целей, чтобы каждая личность могла свободно развиваться и чтобы были установлены твердые правила для разрешения неизбежных при совместном существовании споров. Таково происхождение права. Оно возникает уже на первоначальных ступенях человеческого общежития и идет, разрастаясь и осложняясь, до самых высших. Право есть взаимное ограничение свободы под общим законом и составляет неотъемлемую принадлежность всех человеческих обществ. Слово “право” принимается в двояком значении: субъективном и объективном. Субъективное право есть законная свобода что-либо делать или требовать; объективное право есть самый закон, определяющий свободу и установляющий права и обязанности людей. Оба значения связаны неразрывно, ибо свобода только тогда становится правом, когда она освящена законом, закон же имеет в виду признание и определение свободы. Основное значение имеет, однако, субъективное право: источник права не в законе, а в свободе. Право есть начало самостоятельное и поэтому в нем нельзя видеть лишь низшую ступень нравственности: такое воззрение отводит праву подчиненное значение и делает его слугой нравственности, что ведет в конце концов к самым ужасным последствиям, совершенно уничтожающим свободу, а именно к насильственному, принудительному осуществлению нравственных начал. А так как принудительная нравственность есть безнравственность, то признание права принудительной частью нравственности есть, очевидно, contradictio in adjecto: этой теорией освящались самые вопиющие насилия над личностью.

Черепанов Семен Иванович

Понедельник, Сентябрь 1st, 2008

Черепанов (Семен Иванович, 1810 - 1884) - писатель. Служил в сибирском отдельном корпусе. В конце 40-х годов был деятельным сотрудником “Иллюстрации” (Башуцкого ), “Библиотеки для Чтения”, “Санкт-Петербургских Ведомостей”, “Северной Пчелы”; корреспондировал во все газеты, не исключая ни одной, с 1853 по 1874 г. Сотрудничал в “Древней и Новой России”, “Русской Старине”, “Русском Архиве”, “Русской Сцене”, “Иллюстрации” Баумана и прочее. Его статьи, подписанные псевдонимом Сибирский Казак или буквами С. Ч. или Ч., посвящены исключительно интересам Сибири и Казанского края и содержат много ценных материалов по географии, этнографии, флоре и фауне, истории, археологии и прочее. Интересны его “Путешествие сибирского казака в Китай” и “Воспоминания сибирского казака”. Писал также и повести (”Неотысканное богатство”, “Сибирячка” и другие). Отдельно вышло сочинение его: “О наградах и наказаниях земных” (Казань, 1862). П. В. Б.

Чуриковы

Воскресенье, Август 31st, 2008

Чуриковы (в оригинале Чюриковы) - древний русский дворянский род, происходящий от боярского сына Якова Ермолаева Ч. и записанный в VI части родословной книги Воронежской губернии. Герб внесен в VIII часть Общего Гербовника.

Navigation

Search

Archives

Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Синдикация




 Рейтинг@Mail.ru