Архив для категории ‘Ч’

Чумаков Федор

Среда, Декабрь 26th, 2007

Чумаков (Федор) - яицкий казак, один из главных пособников Пугачева , который сделал его начальником всей артиллерии и заведующим раздачей хлеба и назвал графом Орловым. Ч. участвовал почти во всех злодеяниях Пугачева, но когда последний, после несколько проигранных битв, должен был спасаться бегством от преследований Михельсона и Суворова , он, вместе с казаками Иваном Федулиным и Иваном Твороговым, арестовал Пугачева близ урочища Узеней и связанным доставил в Яицкий городок Суворову. Преданный суду, Ч. был освобожден императрицей от всякого наказания. - См. статью “Главные пособники Пугачева” в “Русской Старине” за 1876 г., ¦ 9.

Чурило Пленкович

Воскресенье, Декабрь 23rd, 2007

Чурило Пленкович - герой русских былин, типичный щеголь-красавец “с личиком будто белый свет, очами ясна-сокола и бровями черна-соболя”, бабский угодник и заезжий Дон-Жуан. Постоянный соперник Дюка Степановича , Ч. резко отличается от прочих богатырей киевского цикла. Свое иноземное происхождение он выдает тем, что из всех героев русского эпоса один заботится о своей красоте: поэтому перед ним всегда носят “подсолнечник”, предохраняющий лицо его от загара. Былины о Ч. распадаются по содержанию на два основных сюжета: 1) поездка князя Владимира в поместье Ч. и служба последнего в Киеве стольником-чашником, а затем “позовщиком на пиры”, и 2) связь Ч. с женой Бермяты, молодой Катериной Никуличной, и смерть любовников от руки ревнивого мужа. Основной тип первой были состоит в следующем. Во время традиционного пира к Владимиру является толпа крестьян с жалобой на молодцов Ч., которые повыловили всю дичь, а княжеских охотников избили булавами. Вторая группа жалобщиков - рыболовы, у которых молодцы Ч. силой перехватили всю рыбу. Наконец, приходят стольники и доносят князю, что дружина Ч. повыловила соколов и кречетов на государевом займище. Только тогда Владимир обращает внимание на жалобы и, узнав, что неведомый ему Ч. живет на реке Сароге, пониже Малого Киевца, у креста леванидова, берет княгиню Апраксию, богатырей, 500 дружинников и едет в усадьбу Ч. Его встречает старый отец Ч., Пленко Сорожанин, приглашает в гридню и угощает. В это время подъезжает дружина Ч., показавшаяся князю такой многочисленной, что он подумал, уж не идет ли на него войной ордынский хан или литовский король. Ч. подносит Владимиру богатые подарки и так пленяет гостей своей красотой, что Владимир забывает жалобы своих людей и приглашает Ч. к себе на службу. Однажды во время пира Апраксия засмотрелась на “желтые кудри и злаченые перстни” Ч., подававшего к столу блюда, и, “рушая” крыло лебединое, порезала себе руку, что не ускользнуло от боярынь. Когда княгиня просит мужа сделать Ч. постельником, Владимир ревнует, видит опасность и отпускает красавца в его усадьбу. Второй сюжет связан с предыдущим. Владимир назначает Ч. “позовщиком”. По обязанностям службы, последний идет к старому Бермяте Васильевичу приглашать на почетный пир князя, но, увидя молодую жену его, прекрасную Катерину, Ч., “позамешкался” и не вернулся во дворец даже утром, когда Бермята был у заутрени. Свидание Ч. с Катериной начинается игрой в шахматы, причем молодой “позовщик” делает ей три раза мат. Тогда она бросает доску и говорит, что у нее “помешался разум в буйной голове, помутились очи ясные” от красоты Ч. и предлагает ему пойти в опочивальню. Сенная девка-чернавка извещает Бермяту об измене жены. Происходит полная трагизма сцена расправы над любовниками, и былина оканчивается смертью Ч. и Катерины, причем в некоторых вариантах Бермята женится на сенной девке, в награду за донос. Остальные подробности, очень важные для вопроса о западном происхождении заезжего щеголя, приводятся обыкновенно всеми исследователями. Былины о Ч., полные и отрывки, известны более чем в 40 вариантах: См. “Сборник Кирши Данилова” под редакцией П.Н. Шеффера (Санкт-Петербург, 1901, стр. 11, 41, 65 - 68, 189); Рыбников, I, ¦ 45, 46, II, ¦ 23, 24, III, 24 - 27; А. Гильфердинг (”Сборник II Отделения Академии Наук”, LIX - LX; ¦ 223, 224, 229, 242, 251, 268, 309); Н. Тихонравов и В. Миллер “Былины старой и новой записи” (Москва, 1895, ¦ 45, 46, 47, 48); А. Марков “Беломорские былины” и “Известия Петербургского отделения Академии Наук” (1900, книга II); Н. Ончуков (”Живая Старина”, 1902, выпуски III - IV, 361). Былины о Ч. разработаны пока очень мало. Даже относительно самого имени Ч. существуют разнообразные теории. Одни ученые говорят о южнорусском происхождении его, так как разные варианты этого имени (Джурило, Журило, Цюрило) принадлежат к тем немногим эпическим именам, которые до сих пор сохранились в народных песнях Холмской, Подлясской и Галицкой Руси. В конце XIV века упоминается боярский род Ч. (nobilis… Czurilo, “Acta grodzkie i ziemskie”, документ 1410 г.), из которого вышли основатели города Чурилова в Подольский губернии (А. Соболевский “Заметки о собственных именах в великорусских былинах”, “Живая Старина”, 1890, выпуск II, 95). По мнению академика А.Н. Веселовского , имя Ч. произошло из древнерусского Кюрил - Кирилл, подобно образование Куприан - Киприан и др. (”Сборник II Отделения Академии Наук”, том XXXVI, стр. 81). Против такой этимологии возражал академик А. Соболевский, который предлагает другую теорию: Ч. - уменьшительное имя от Чурослав, как Твердило - от Твердислав (”Живая Старина”, 189, выпуск II, 95). Наконец, Всеволод Миллер думает, что на переход “к” в “ч” могла повлиять латинская форма Cyrillus (”Очерки русской народной словесности”, Москва, 1897, стр. 121). Менее загадочно отчество Ч. “Пленкович”, которое есть собственно песенный эпитет, первоначально относившийся к самому Ч. (щап - щеголь, щапить - щеголять), подобно тому, как Соловей стал Рахмановичем, Микула - Селяниновичем (М. Халанский “Сказания о кралевиче Марке”, I, 137); из “Ч. Щапленковича, т. е. Щеголовича, благодаря забытому первоначальному значению прозвища Ч., сложился отдельный образ “Пленка”, богатого гостя - Сарожанина” (”Великорусские былины киевского цикла”, 208). Д. Ровинский производит Пленка от слова “пленка” (”Русские народные картинки”, IV, 97). А. Веселовский видит в Пленке Сарожанине фряжского гостя из Сурожа, древней Сугдеи (Судак в Крыму), откуда сурожанин означало “заморянин”, а Пленк объясняется порчей слова “франк - итальянец” (”Сборник II Отделения Академии Наук”, том XXXVI, стр. 67, 78 - 81). В. Миллер не согласен с последним мнением, так как, по определению былин, двор Ч. стоял на реке Сароге, Череге или на Почай-реке (Почайне), у святых мощей у Борисовых, и находит подобное название в древних поселениях новгородских пятин (”Очерки”, 196 - 200); он указывает еще на то, что суффикс Пленко вполне подходит к старинным южно-русским и нынешним малорусским именам, вроде Владимирко, Василько, Левко, Харько (там же, стр. 122). Не менее спорен вопрос о психологии самого героя, о его происхождении и значении в былинном цикле. Белинский передает содержание былины по записи Кирши и делает из нее вывод, что “в лице Ч. народное сознание о любви как бы противоречило себе, как бы невольно сдалось на обаяние соблазнительнейшего из грехов. Ч. - волокита, но не в змеином (Тугарин Змеевич) роде. Это - молодец хоть куда и лихой богатырь”. Кроме того, критик обращает внимание на то, что Ч. выдается из всего круга Владимировых богатырей своей гуманностью, “по крайней мере в отношении к женщинам, которым он, кажется, посвятил всю жизнь свою. И потому в поэме о нем нет ни одного грубого или пошлого выражения; напротив, его отношения к Катерине отличаются какой-то рыцарской грандиозностью и обозначаются более намеками, нежели прямыми словами” (”Отечественные Записки”, 1841; “Сочинения”, издание Солдатенкова , том V, стр. 117 - 121). Этому замечанию Белинского нашлось характерное объяснение, отмеченное впоследствии Рыбниковым, по словам которого былины о Ч. поются более охотно женщинами-сказительницами, а потому принадлежат к числу “бабьих старин”, исключающих грубые выражения (том III, стр. XXVI). По мнению Буслаева, такие реальные личности, как заезжий Ч. и Дюк, расширили киевский горизонт иноземным влиянием и ввели в эпос новое, богатое содержание. Разбора былины по существу он не дает и только замечает, что Ч. был чем-то вроде удельного князя (”Русский богатырский эпос”, “Русский Вестник”, 1862, и “Сборник II Отделения Академии Наук”, том XLII, стр. 181 - 190). Д. Ровинский называет Ч. “богатырем Алешкиной масти, потаскуном, бабьим соблазнителем” и прибавляет, что Ч. особенно жаловал Петр I ; “у него все чины всешутейшего собора звались Чурилами, с разными прибавками” (”Русские народные картинки”, книга IV, стр. 97 - 98). Попытки ученых вникнуть глубже в вопрос о происхождении образа Ч. отличаются некоторой кабинетной тяжеловесностью. Так, во время господства мифической теории даже имя отца Ч., переиначенное почему-то в “Плен”, ставилось в связь с “пленом человеческого сознания у внешней космической силы”, а происхождение Ч. относилось к эпохе Даждьбога, когда “сам бог представлялся в плену, в узах” (П. Бессонов). С точки зрения той же теории смотрел на Ч. и Ор. Миллер , который даже в трагической развязке любовных похождений Ч. готов был видеть какую-то “мифическую обусловленность”, и отсюда выводил, что гибель героя могла указывать на его “первоначальное мифически злое значение”. Новейшими учеными был поставлен более реальный вопрос: какими путями Ч. был вовлечен в киевский эпический цикл. М. Халанский приурочивает сказания о Ч. к Южной Руси, но выработку цельного типа Ч., вместе с Соловьем, Дюком, Микулой и Святогором, переносит к московскому периоду князей-собирателей, когда мирные свойства героев с охотой привлекались к северо-великорусскому эпосу. Против этого взгляда высказался Всеволод Миллер. Он находит в Ч. несколько черт, говорящих о новгородском его происхождении: этот богач-красавец, опасный для мужей (в том числе и для самого Владимира, личность которого низведена с пьедестала эпического князя-правителя), “продукт культуры богатого города, в котором развитие промышленности и торговли отразилось на нравах его обитателей и создало людей независимых, превосходивших во всех отношениях князя”. Этим Ч. напоминает других, несомненно новгородских богатырей - Ваську Буслаева и гостя - Садка. На основании упоминаний в былине литовского князя, Миллер определяет и время обработки ее - конец XV века, период, предшествовавший падению Новгорода (”Почин общества любителей российской словесности”, Москва, 1895, и “Очерки русской народной словесности”, Москва, 1897, стр. 187 - 200). Академик А.Н. Веселовский видит в Ч. чисто бытовую фигуру одного из тех греко-романских гостей-сурожан, которые являлись в Киев и изумляли более грубых соседей своей красотой, блеском культурных привычек и роскошью обстановки. Впечатление, произведенное Ч. на Апраксию и Катерину, давало готовый материал для новеллы с трагической развязкой, в стиле Giraldi Cintio (”Южно-русские былины”, в “Сборнике Академии Наук”, том XXXVI, стр. 69 - 110). Относя происхождение типа Ч. к киевскому периоду русской истории, Веселовский опирается, между прочим, на схожие имена в малорусских свадебных песнях (Журило, Цюрило). В. Каллаш также остановился на малорусских именах вроде Джурыло, отразившихся в некоторых былинах (”Этнографическое Обозрение”, 1889, книга III, стр. 207 - 210, 1890, книга VI, стр. 252). Кроме того, академик Веселовский привел целый ряд восточных и западных параллелей, правда, мало объясняющих происхождение былины, но указывающих на иноземный элемент, создавший образ изящного и пленительного героя, столь необычного на всем пространстве киевского цикла. В таком же направлении разрабатывал вопрос К.Ф. Тиандер, который привлек к сравнению параллельные скандинавские и шотландские сказания, испанские романсы, старофранцузские и некоторые славянские песни (”Западные параллели в былинах о Ч. и Катерине”, в “Журнале Министерства Народного Просвещения”, 1898, XII). А.И. Яцимирский.

Черняев Николай Иванович

Четверг, Декабрь 20th, 2007

Черняев (Николай Иванович) - писатель. Родился в 1853 г., получил образование в Харьковском университете по юридическому факультету. Первым напечатанным его трудом была статья “Старинный харьковский театр”, помещенная в “Древней и новой России” (1881). С 1881 г. состоит постоянным сотрудником “Южного Края”, где помещено много статей его разнородного содержания, большей частью без его подписи. Статьи юмористического содержания печатал под псевдонимом “Престарелый Библиограф”. В 1895 - 1897 гг. принимал деятельное участие в московском журнале “Русское Обозрение”. Труды, вышедшие отдельными изданиями: “О русском самодержавии” (1895); “Капитанская дочка” Пушкина (историко-критический этюд, 1897); “Пророк” Пушкина в связи с его же “Подражаниями Корану” (1898); “Критические статьи и заметки о Пушкине” (1900); “Харьковский театральный иллюстрированный Альманах” (материалы для истории харьковской сцены, Харьков, 1900); “Необходимость самодержавия для России, природа и значение монархических начал” (этюды, статьи и заметки, Харьков, 1901). В “Библиографии” “Харьковского Театрального Альманаха” перечислены труды Черняева по истории харьковского театра. Они представляют систематическое обозрение харьковской сцены со времен Екатерины II до 1843 г. и ряд отдельных очерков о позднейших временах, вплоть до 1880 г.

Чаплинский (вождь лисовчиков)

Среда, Декабрь 19th, 2007

Чаплинский (вождь лисовчиков) - см. в статье Чаплинские .

Чеглоковы

Среда, Декабрь 19th, 2007

Чеглоковы - старинный дворянский род, ведущий свое происхождение от выехавшего к великому князю Александру Ярославовичу (Невскому) из Пруссии “храброго и честного мужа” именем Михаила. У него был правнук Иван Филимонович Чеглок, от которого и пошли Ч. Род записан в VI части родословной книги Ярославской губернии; герб внесен в I часть Общего Гербовника. Есть еще несколько родов Ч., более позднего происхождения. В. Р-в.

Чельцов Михаил Михайлович

Среда, Декабрь 19th, 2007

Чельцов (Михаил Михайлович) - терапевт, родился в 1858 г. Образование получил на естественном факультете Санкт-Петербургского университета и в санкт-петербургской медико-хирургической академии. Состоял ординатором клиники профессора Боткина ; в 1886 г. за диссертацию “О значении горьких средств в пищеварении и усвоении азотистых веществ” (СПб.) удостоен степени доктора медицины, а в 1889 г. назначен приват-доцентом военно-медицинской академии по клинике внутренних болезней; с 1890 г. избран заведующим терапевтическим отделением Александровской больницы в память 19 февраля 1861 г., с 1891 г. состоит консультантом по учреждениям ведомства Императрицы Марии . Кроме диссертации Чельцов напечатал “О влиянии острых ароматических веществ (пряностей) на желудочное пищеварение, отделение желудочного сока и желчи” (”Газета Боткина”, 1886); “Лечение скорбутных (цинготных) больных строго молочной диетой” (ib., 1890); “О влиянии винного спирта на отделение желчи” и ряд статей в медицинских журналах. Состоит редактором “Трудов Общества русских врачей в Санкт-Петербурге”.

Чистович Иларион Алексеевич

Понедельник, Декабрь 17th, 2007

Чистович (Иларион Алексеевич, 1828 - 1893) - писатель, сын диакона Калужской губернии. Образование получил в Санкт-Петербургской духовной академии; читал в ней сначала отечественную, церковную и гражданскую историю, а затем психологию и историю философии. В 1871 г. Чистович защитил диссертацию на степень доктора богословия: “Древнегреческий мир и христианство в отношении к вопросу о бессмертии и будущей жизни человека” (СПб., 1871). Состоял вице-директором канцелярии обер-прокурора Святейшего Синода, потом управлял контролем при Святейшем Синоде и был членом учебного при Синоде комитета. Преподавал философские науки в Императорском училище правоведения. Главный философский труд Чистовича: “Курс опытной психологии” (СПб., 1868, несколько изданий). Исторические его сочинения “История Санкт-Петербургской духовной академии” (СПб., 1857); “Санкт-Петербургская духовная академия за последние 30 лет, 1858 - 1888 годы” (СПб., 1889); “Феофан Прокопович и его время” (СПб., 1868). Во “Временнике Общества Истории и Древностей при Московском Университете” Чистович напечатал между прочим: “Процесс по делу об учреждении типографии при киевской митрополии” (1855) и “Проект издания российских летописей в 1734 г.” (1856); в “Чтениях” того же общества - “Выговская раскольническая пустынь” (1859), “Материалы для биографии Бецкого” (1863) и “Иона Сальникеев” (1868); в “Дне” 1861 - 1862 гг. - “Арсений Мацеевич”; в “Православном Обозрении” - “Исправление славянской Библии перед изданием 1751 г.” (1860) и “Решиловское дело” (отдельно, СПб., 1861); в “Христианском Чтении” - “История православной церкви в Финляндии” (1853), “Обозрение лютеранских и реформатских обществ в России с половины XVI до начала XVIII века” (1857) и “Неизданные проповеди Стефана Яворского” (1867); в “Страннике” - “Новгородский митрополит Иов и его переписка” (1861) и “Митрополит Амвросий Подобедов” (1860). В 1878 г. Чистович напечатал “Историю перевода Библии на русский язык” (2-е изд., СПб., 1899). Последним по времени его ученым трудом был “Очерк истории западнорусской церкви” (СПб., 1882 - 1884). После смерти Чистовича, в 1894 г. вышло в свет его сочинение “Руководящие деятели духовного просвещения в России в первой половине текущего столетия. Комиссия духовных училищ” (СПб.). Все сочинения Чистовича по истории русской церкви составлены на основании архивных первоисточников и вносят в науку много новых фактов, а отчасти и новых взглядов на более крупных церковно-исторических деятелей. См. “Памяти историка нашей академии - И.А. Чистовича” (”Церковный Вестник”, 1893, ¦ 45); Н. Б. “И.А. Чистович” (”Церковные Ведомости”, 1893, ¦ 46); “Санкт-Петербургская духовная академия за последние 30 лет” (стр. 53 - 54 и 133).

Чернышев Феодосий Николаевич

Суббота, Декабрь 15th, 2007

Чернышев (Феодосий Николаевич) - выдающийся современный русский геолог и палеонтолог, особенно известный своими исследованиями тектоники и палеозойских образований Урала и севера России. Родился в Киеве в 1856 г. Учился в киевской гимназии, морском училище и горном институте; по окончании курса в 1880 г. производил геологические исследования в Среднем Урале. В 1882 г. избран геологом геологического комитета, а с 1903 г. состоит директором этого учреждения. В 80-х годах работал ежегодно на Южном Урале. В 1889 - 1890 гг. начальствовал ученой экспедицией, снаряженной горным ведомством для изучения Тиманского кряжа. С 1892 г., в течение нескольких лет, руководил работами по геологической съемке Донецкого бассейна; в 1895 г. стоял во главе экспедиции на Новую Землю. В 1899 - 1902 годах был начальником экспедиции по производству градусных измерений на Шпицбергене. В 1903 г. занимался изучением Андижанского землетрясения в Ферганской области. Чернышев состоит членом Академии Наук и председателем отделения физической географии Императорского русского географического общества. По настоящее время им напечатано, по преимуществу в изданиях геологического комитета и Императорского санкт-петербургского минералогического общества, свыше 60 ученых работ, в том числе несколько объемистых монографий по фауне палеозойских образований Урала и Тимана, а также и других местностей России. За свои труды Чернышев получил ряд премий и медалей от минералогического общества, Академии Наук и высшую Константиновскую медаль Императорского русского географического общества. Главнейшие из ученых трудов Чернышева: “Материалы по изучению девонских отложений России” (1884); “Фауна нижнего девона западного склона Урала” (1885); “Фауна среднего и верхнего девона западного склона Урала” (1887); “Общая геологическая карта России. Л. 139″; “Описание центральной части Южного Урала” (1889); “Apercu sur les depots posttertiaires au Nord et a l’Est de la Russie d’Europe” (1891); “Фауна нижнего девона восточного склона Урала” (1893); “Орографический очерк 139 листа геологической карты России” (совместно с А. Карпинским , 1897); “Верхнекаменноугольные брахиоподы Урала и Тимана” (1902).

Чихачев Платон Александрович

Среда, Декабрь 12th, 2007

Чихачев (Платон Александрович, 1812 - 1892) - русский путешественник и ученый, брат предыдущего. Участвовал в войнах против Турции и Польши в 1828, 1829 и 1831 годах. Совершил трехлетнее путешествие по Северной и Южной Америке, посетил Испанию и Алжир, объездил Среднюю Азию. В 1855 г. Чихачев, в качестве волонтера, находился в рядах защитников Севастополя. Напечатал: “Об озерах и пароходстве Соединенных Штатов” и “О Буэнос-Айресских пампах” (”Отечественные Записки” 1840-х годов); “О прогулке с пластунами в Байдарскую долину” (”Русская Беседа”); “Калифорния и Уссурийский край” (”Вестник Европы”, 1889). Ср. “Известия Императорского Русского Географического Общества” (1892, автобиография).

Чупров Александр Александрович

Пятница, Декабрь 7th, 2007

Чупров (Александр Александрович) - статистик, сын А.И. Чупрова (XXXIX, 61). Родился в 1874 году. Окончил курс Московского университета по математическому факультету. Несколько лет занимался общественными науками в университетах Берлинском и Страсбургском. В 1901 году получил в Страсбургском университете степень доктора. По сдаче в 1902 году магистерского экзамена по политической экономии и статистике при юридическом факультете Московского университета, приглашен доцентом статистики в спб. политехнический институт. Главные его труды: “Die Feldgemeinschaft, eine morphologische Studie” (Страсбург, 1902); “Die Aufgaben der Theorie der Statistik” (”Jahrb. fur Gesetzgeb., Verw. etc.”, 1905); “Statistik als Wissenschaft” (”Archiv fur Sozialwiss.”, 1906); “Нравственная статистика” (в настоящем “Энциклопедическом Словаре”); “Общинное землевладение” (в сборнике “Нужды деревни”, т. II).

Navigation

Search

Archives

Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Синдикация




 Рейтинг@Mail.ru