Архив для категории ‘Л’

Ляпунов Михаил Васильевич

Воскресенье, Сентябрь 7th, 2008

Ляпунов, Михаил Васильевич - астроном (1820 - 1868). Учился в Казанском университете. В 1843 г. принимал участие в хронометрической экспедиции для определения разности долгот Пулкова и Альтоны. Был директором казанской обсерватории. Главная работа Ляпунова: “Observations de la grande nebuleuse d’Orion faites a Cazan et a Poulkova”. Напечатал еще: “Positions du Soleil, de la Lune et des planetes, observees a Dorpat et calculees par W. Struve et M. Liapounoff” (1853) и “Observations astronomiques faites a l’Observatoire de Kazan par M. Simonoff et M. Liapounoff” (1842).

Лазаревский Николай Иванович

Пятница, Сентябрь 5th, 2008

Лазаревский, Николай Иванович - юрист. Родился в 1868 г.; окончил курс Петербургского университета, состоит приват-доцентом того же университета и профессором государственного права на высших женских курсах в Петрограде. Поместил в “Праве” ряд статей о новом русском государственном праве. В сборнике “Конституционное государство” (СПб., 1905) Лазаревскому принадлежит статья “Народное представительство и его место в системе других государственных установлений”. В 1905 г. Лазаревский издал обширное исследование “Ответственность за убытки, причиненные должностными лицами”. Известностью пользуются его “Лекции по русскому государственному праву” (т. I, “Конституционное право”, 3-е издание под заглавием “Русское государственное право”, СПб., 1913; т. II, “Административное право”, ib., 1910).

Лосский Николай Онуфриевич

Четверг, Сентябрь 4th, 2008

Лосский, Николай Онуфриевич - философ (родился в 1870 г.), профессор философии на петроградских Высших женских курсах и приват-доцент по кафедре философии в Петроградском университете. В гносеологии Лосский - представитель интуитивизма, в основу которого положено своеобразное учение о сознании. В каждом акте сознавания есть, по крайней мере, три стороны: сознающий субъект, сознаваемое содержание (любой отрезок мира) и отношение координации между субъектом и содержанием. На основе этой координации, благодаря деятельности внимания субъекта, любой отрезок даже и внешнего мира становится предметом созерцания, интуиции и в подлиннике, то есть вступает самолично в кругозор сознания субъекта; иначе говоря, созерцаемый отрезок внешнего мира становится имманентным сознанию субъекта, хотя и остается трансцендентным субъекту сознания. Таким образом субъект способен наблюдать не только свои индивидуальные психические состояния, но и подлинный транс-субъективный мир, не только психические, но и материальные процессы, не только реальное (пространственно-временное), но и идеальное бытие (сверхвременное и сверхпространственное). Для знания о предмете необходим, кроме акта внимания, еще акт сравнивания его с другими предметами, выделяющий из состава мира то, что необходимо связано с предметом. Отсюда получается суждение. Акты знания образуют субъективную, индивидуально-психическую, а то, на что они направлены (предмет и связь его с какою-либо другою стороною мира) - объективную сторону суждения. Опираясь на разграничение субъективной и объективной стороны суждения, а также на различение понятий “имманентный сознанию” и “имманентный субъекту сознания”, Лосский борется против психологизма в гносеологии и логике. Объективная сторона суждения есть система, состоящая из трех элементов: субъекта суждения, предиката суждения и отношения необходимого следования предиката из субъекта, то есть отношения основания и следствия между ними. Системность объективной стороны суждения есть не что иное, как созерцаемая познающим существом системность самого мира. Для того, чтобы предметы даже и реального мира, то есть мира пространственно-временных материальных и психических событий, были системны и потому познаваемы, необходимо, чтобы они были связаны отношениями. Но отношения, формы порядка и т. п. - не события, не процессы, протекающие во времени; это - идеи (в платоновском смысле), сообразно которым совершаются события. Следовательно, реальный мир событий опирается на идеальную основу. Идеальное бытие придает миру характер упорядоченности, осмысленности, то есть разумности во всевозможных значениях этого сова. Когда предмет вступает в кругозор сознания какого-либо индивидуума и становится познаваемым, то есть выраженным в суждении, именно идеальные моменты предмета играют роль логических форм, обусловливающих системность суждения, умозаключения и науки. Итак, интуитивизм Лосского есть попытка примирения эмпиризма и рационализма; он ставит также задачу синтеза положительной науки и метафизики. В противоположность Бергсону, интуитивизм Лосский видит в умозрении, то есть в мышлении, направленном на чисто идеальное бытие; не удаление от жизни, а, наоборот, проникновение в самые глубокие основы ее. Идеальное бытие он понимает как сверхвременный мир не только в платоновском, но и в плотиновском смысле. В психологии Лосский - сторонник волюнтаризма (XI, 601 сл.). Свое метафизическое мировоззрение Лосский называет органическим идеало-реализмом; органическое оно потому, что рассматривает мир, а также организмы и т. п., как целые, составляющие основу осуществления и развития своих частей, а не являющиеся продуктом их суммирования. Главные труды Лосского: “Основные учения психологии с точки зрения волюнтаризма” (2-е издание, 1910; на немецком языке изд. А. Barth, 1905); “Обоснование интуитивизма” (2-е издание, 1908; на немецком языке изд. M. Niemeyer, 1908); “Сборник элементарных упражнений по логике” (2-е изд., 1911); “Введение в философию”. Ч. I. “Введение в теорию знания” (1911); “Интуитивная философия Бергсона” (2-е изд., 1914). Много статей напечатано им в “Вопросах философии и психологии”, в “Новом Пути”, в “Логосе”, в сборниках в честь Л.М. Лопатина и П.Ф. Лесгафта , в “Энциклопедии философских наук” (т. I), в 3-м сборнике “Новых идей в философии” (1912), в настоящем Словаре и в других изданиях.

Леонов (Шарпантье)

Вторник, Сентябрь 2nd, 2008

Леонов (Шарпантье), известный в свое время певец-тенор (1813 - после 1862 г.), сын пианиста Фильда и певицы Шарпантье. Дебютировал в 1833 г. в “Севильском Цирюльнике” Россини, в роли графа Альмавивы, и принят был на Императорскую сцену, пользуясь долгое время любовью публики. Голос его не был силен, но Леонов умело владел им и хорошо играл. Он первый пел Сабинина в “Жизни за Царя”, Торопку в “Аскольдовой могиле” (СПб., 1842) и вообще был талантливым исполнителем, особенно в комических операх.

Лавров Петр Алексеевич

Понедельник, Сентябрь 1st, 2008

Лавров, Петр Алексеевич - славист и филолог. Родился в 1856 г. Окончил курс на историко-филологическом факультете Московского университета. В 1885 г. посетил югославянские страны и работал в тамошних библиотеках и архивах. По возвращении, защитил магистерскую диссертацию: “Петр II Негош и его литературная деятельность”. К 1890 г., в сотрудничестве с другими, закончил начатый А.Л. Дювернуа болгаро-русский словарь. В 1893 г. защитил докторскую диссертацию: “Обзор звуковых и формальных особенностей болгарского языка” (М., 1893). Напечатал также: “Краткую грамматику сербского языка” при словаре Мичатка и “Краткую грамматику болгарского языка” при словаре Мичатка и отдельно. В монастырских библиотеках Святой Горы, а также в Софии и в Белграде изучал югославянские болгарские и сербские рукописи. Письмо Лаврова об этом путешествии напечатано в “Сборнике Академии Наук”, а собранные им апокрифические тексты вышли отдельной книгой в том же издании. В 1895 г. вышла книга “Климент, епископ Словенский”, начатая В. Ундольским и законченная Лавровым. В “Книге для чтения по истории средних веков” профессора Виноградова Лавровым помещены с комментариями в русском переводе славянские жития Кирилла и Мефодия , греческая легенда о святом Клименте и латинская легенда. Ему удалось найти и напечатать в издании Академии целый ряд слов Климента Словенского, “Житие святого Наума Охридского” (СПб., 1907), “Житие Мефодия” (Москва, 1895). Принимал деятельное участие в “Трудах” Славянского Комитета Московского Археологического Общества, состоя одно время его секретарем. С 1900 г. профессором в Петроградском университете. В 1900 г. ездил в Македонию, принимая участие в экспедиции академика Н.П. Кондакова . Преподавал славянский язык в историко-филологическом институте, югославянскую палеографию в археологическом институте; преподавал историю славянской литературы на высших женских курсах. В 1902 г. был в Загребе и в Праге, где занимался рукописями Шафарика в Чешском музее. Большая часть трудов Лаврова посвящена югославянской письменности, а также народной словесности. Таковы, например: “Дамаскин Студит и его сборники Дамаскины” (Одесса); “К вопросу о синодике царя Бориса” (Одесса); “Жития Херсонских святых в греко-славянской письменности” (М., 1910); “Поучения наказательные валашского воеводы Негоя” (СПб., 1904). Отзываясь на политические события последнего времени, Лавров напечатал: “Аннексия Боснии и Герцеговины и отношение к ней славянства” (”Вестник Европы”, 1909 г. и отдельно, с значительными дополнениями), “Балканский союз и Сербия”, “Сербо-болгарский спор из-за Македонии”, “Балканский союз и переживаемый им кризис”. Сотрудник настоящего Словаря.

Ланге Иван Николаевич

Воскресенье, Август 31st, 2008

Ланге, Иван Николаевич - ученый-ветеринар (1845 - 1912). Окончил курс ветеринарного отделения Императорской медико-хирургической академии. Состоял профессором казанского ветеринарного института по кафедре инфекционных болезней. Выработал сибиреязвенную вакцину, получившую широкое распространение (”вакцина Ланге”). Последние годы жизни состоял директором варшавского ветеринарного института. Напечатал: “Патология бешенства”, “Об устройстве ветеринарных институтов в России” и др.

Лович Иоанна

Суббота, Август 30th, 2008

Лович, Иоанна или Жанетта Антоновна, княгиня, урожденная графиня Грудзинская - морганатическая супруга цесаревича Константина Павловича . Родилась в 1795 г. в Познани; училась в Варшаве. Цесаревич, увидев молодую красавицу, почувствовал к ней страстное влечение и в течение пяти лет лелеял мысль о браке с нею, который и состоялся в 1820 г. По манифесту 8 июля 1820 г. супруге цесаревича был дан титул княгини Ловичской (по имению Лович). Она отличалась большим тактом, отстранялась от вмешательства в политику и умела смирять порывы своего вспыльчивого супруга. Во время польской смуты она окружала цесаревича попечениями; больная, сопровождала его на театр войны, а когда цесаревич скончался, стала чахнуть и 17 ноября 1831 г. ее не стало. - Ср. Е.П. Карнович “Цесаревич Константин Павлович” (”Русский Биографический Словарь”).

Лыткин Георгий Степанович

Суббота, Август 30th, 2008

Лыткин, Георгий Степанович - переводчик богослужебных книг на зырянский язык (1835 - 1907). Окончил восточный факультет Петербургского университета. Им изданы: “Божественная литургия святого Иоанна Златоуста на славянском и зырянском языках” (СПб., 1883), на зырянском и русском языках - “Евангелие”, “Деяния святых апостолов” и “Псалтырь” и разные пособия при изучении зырянами русского языка (буквари, грамматики, словари и др.).

Львов Михаил Дмитриевич

Пятница, Август 29th, 2008

Львов, Михаил Дмитриевич - химик (1848 - 1899). Учился в казанском и Санкт-Петербургском университетах. Был приват-доцентом и заведующим химическою лабораторией Санкт-Петербургского университета, где под его руководством разработано его учениками много химических тем. Читал неорганическую химию на высших женских курсах и в технологическом институте в Петрограде. Главные его труды: “К вопросу об изомерии кротоновых кислот” (”Журнал Русского Химического Общества”, 1870), “О предельных углеводородах с пятью паями угля в составе” (там же, 1870), “Заметки о новом бромистом амиле” (там же, 1880), “Об общих схемах реакций двойных разложений и изомерных превращений” (там же, протокол заседания 3 мая 1884 г.). Редактировал посмертное издание книги А.М. Бутлерова : “Введение к полному изучению органической химии” (1887).

Лжедимитрий I

Пятница, Август 29th, 2008

Лжедимитрий I - царь Московский в 1605 - 1606 годах. Происхождение этого лица, равно как история его появления и принятия им имени царевича Димитрия , сына Иоанна Грозного , остаются до сих пор темными. Правительство Бориса Годунова , получив известие о появлении в Польше лица, назвавшегося Димитрием, излагало в своих грамотах его историю следующим образом. Юрий Отрепьев, сын галицкого сына боярского, Богдана Отрепьева, с детства жил в Москве в холопах у бояр Романовых и у князя Бориса Черкасского; навлекши на себя подозрение царя Бориса, он постригся в монахи, при чем принял имя Григория, и, переходя из одного монастыря в другой, попал в Чудов монастырь, где обратил на себя внимание патриарха Иова , взявшего его к себе для книжного письма; похвальба Григория о возможности ему быть царем на Москве дошла до Бориса, который приказал сослать его под присмотром в Кириллов монастырь. Предупрежденный вовремя, Григорий успел бежать в Галич, потом в Муром, вернулся в Москву, бежал вместе с неким иноком Варлаамом в Киев, в Печерский монастырь, откуда перешел в Острог к князю Константину Острожскому , затем поступил в школу в Гоще и, наконец, определился на службу к князю Ад. Вишневецкому, которому впервые и объявил о своем якобы царском происхождении. Этот рассказ, повторенный позднее правительством царя Василия Шуйского , вошедший в большую часть русских летописей и сказаний и основанный, главным образом, на показании или “извете” упомянутого Варлаама, был сперва всецело принят историками. Миллер , Щербатов , Карамзин , Арцыбашев , С.М. Соловьев отожествляли Лжедимитрия с Григорием Отрепьевым. Уже очень рано, однако, возникли и сомнения в правильности такого отожествления. Впервые подобное сомнение было высказано в печати митрополитом Платоном (”Краткая церковная история”, изд. 3-е, стр. 141); затем более определенно отрицали тождество Лжедимитрия и Отрепьева А.Ф. Малиновский (”Биографические сведения о князе Д.М. Пожарском”, М., 1817), М.П. Погодин , Я.И. Бередников (”Журнале Министерства Народного Просвещения”, 1835, VII, 118 - 120) и особенно Н.И. Костомаров . Вопрос о личности первого Лжедимитрия остается открытым. Почти доказанным можно считать только то, что он не был сознательным обманщиком и являлся лишь орудием в чужих руках, направленным к низвержению царя Бориса. Еще Щербатов считал истинными виновниками появления самозванца недовольных Борисом бояр; мнение это разделяется большинством историков, причем некоторые из них немалую роль в подготовке самозванца отводят полякам и, в частности, иезуитам. Достоверная история Лжедимитрия начинается с появления его в 1601 г. при дворе князя Константина Острожского, откуда он перешел в Гощу, в арианскую школу, а затем к князю Ад. Вишневецкому, которому объявил о своем якобы царском происхождении, вызванный к этому, по одним рассказам, болезнью, по другим - оскорблением, нанесенным ему Вишневецким. Последний поверил Лжедимитрию, равно как и некоторые другие польские паны, тем более, что на первых же порах явились и русские люди, признавшие в Лжедимитрии мнимо убитого царевича. Особенно близко сошелся Лжедимитрий с воеводой сандомирским, Юрием Мнишком, в дочь которого, Марину , он влюбился. Он пытался завести сношения с королем Сигизмундом, на которого, следуя, вероятно, советам своих польских доброжелателей, рассчитывал действовать через иезуитов, обещая последним присоединиться к католичеству. Папская курия, увидав в появлении Лжедимитрия давно желанный случай к обращению в католичество московского государства, поручила своему нунцию в Польше, Рангони, войти в сношения с Лжедимитрием, разведать его намерения и, обратив в католичество, оказать ему помощь. В начале 1604 г. Лжедимитрий в Кракове был представлен нунцием королю; 17 апреля совершился его переход в католичество. Сигизмунд признал Лжедимитрия, обещал ему 40000 злотых ежегодного содержания, но официально не выступил на его защиту, дозволив лишь желающим помогать царевичу. За это Лжедимитрий обещал отдать Польше Смоленск и Северскую землю и ввести в московском государстве католицизм. Вернувшись в Самбор, Лжедимитрий предложил руку Марине Мнишек; предложение было принято, и он выдал невесте запись, по которой обязался не стеснять ее в делах веры и уступить ей в полное владение Великий Новгород и Псков, при чем эти города должны были остаться за Мариной даже в случае ее неплодия. Мнишек набрал для будущего зятя небольшое войско из польских авантюристов, к которым присоединилось 200 малороссийских казаков и небольшой отряд донцов. С этими силами Лжедимирий 15 августа 1604 г. открыл поход, а в октябре перешел московскую границу. Обаяние имени царевича Димитрия и недовольство Годуновым сразу дали себя знать. Моравск, Чернигов, Путивль и другие города без боя сдались Лжедимитрию; держался только Новгород-Северский, где воеводой был П.Ф. Басманов . 50-тысячное московское войско, под начальством Мстиславского явившееся на выручку этого города, было наголову разбито Лжедимитрием, с его 15000 армией. В.И. Шуйский разбил Лжедимитрия, 21 января 1605 г., при Добрыничах, но затем московское войско занялось бесполезной осадой Рыльска и Кром, а тем временем Лжедимитрий, засевший в Путивле, получил новые подкрепления. Недовольный действиями своих воевод, царь Борис послал к войску П.Ф. Басманова, перед тем вызванного в Москву и щедро награжденного; но и Басманов не мог уже остановить разыгравшейся смуты. 13 апреля умер внезапно царь Борис, а 7 мая все войско, с Басмановым во главе, перешло на сторону Лжедимитрия. 20 июня Лжедимитрий торжественно въехал в Москву; провозглашенный перед тем царем Федор Борисович Годунов еще раньше был убит посланными Лжедимитрием, вместе с своей матерью, а уцелевшую сестру его Ксению Лжедимитрий сделал своей любовницей; позднее она была пострижена. Через несколько дней после въезда Лжедимитрия в Москву обнаружились уже замыслы бояр против него. В.И. Шуйский был уличен в распускании слухов о самозванстве нового царя и, отданный Лжедимитрием на суд собора, состоявшего из духовенства, бояр и простых людей, был приговорен к смертной казни. Лжедимитрий заменил ее ссылкой Шуйского, с двумя братьями, в галицкие пригороды, а затем, вернув их с дороги, простил совершенно, возвратив им имения и боярство. Патриарх Иов был низложен, и на место его возведен архиепископ рязанский, грек Игнатий , который 21 июля и венчал Лжедимитрия на царство. Как правитель Лжедимитрий, по современным отзывам, отличался недюжинной энергией, большими способностями, широкими реформаторскими замыслами и крайне высоким понятием о своей власти. “Остротою смысла и учением книжным себе давно искусив”, говорит о нем князь Хворостинин и прибавляет: “самодержавие выше человеческих обычаев устрояя”. Лжедимитрий думал открыть своим подданным свободный доступ в Западную Европу для образования, приближал к себе иноземцев, мечтал составить союз против Турции из императора германского, королей французского и польского, Венеции и московского государства; его дипломатические сношения с папою и Польшей были направлены, главным образом, к этой цели и к признанию за ним императорского титула. Папа, иезуиты и Сигизмунд, рассчитывавшие видеть в Лжедимитрии покорное орудие своей политики, ошиблись в расчетах. Он держал себя вполне самостоятельно, отказался вводить католицизм и допустить иезуитов и добился того, чтобы Марина, по прибытии в Россию, наружно исполняла обряды православия. Довольно индифферентный к различиям религий, он избегал, однако, раздражать народ. Он решительно отказался делать какие-либо земельные уступки Польше, предлагая денежное вознаграждение за оказанную ему помощь. Отступления от старых обычаев, ставшие особенно частыми со времени прибытия Марины, и явное пристрастие Лжедимитрия к иноземцам раздражали некоторых ревнителей старины среди приближенных царя, но народные массы относились к нему доброжелательно. Тем не менее Лжедимитрий погиб жертвою заговора, устроенного против него боярами, с В.И. Шуйским во главе. Удобный повод заговорщикам доставила свадьба Лжедимитрия. Еще 10 ноября 1605 г. состоялась в Кракове обручение Лжедимитрия, которого заменял при этом посол московский Власьев , а 8 мая 1606 г. в Москве совершился и брак Лжедимитрия с Мариной. Воспользовавшись раздражением москвичей против поляков, наехавших в Москву с Мариной и позволявших себе разные бесчинства, заговорщики, в ночь с 16 на 17 мая, ударили в набат, объявили сбежавшемуся народу, что ляхи бьют царя, и, направив толпы на поляков, сами ворвались в Кремль. Захваченный врасплох, Лжедимитрий пытался сначала защищаться, затем бежал к стрельцам, но последние, под давлением боярских угроз, выдали его, и он был застрелен Валуевым. - Ср. Костомаров “Кто был первый Лжедимитрий?” (СПб., 1864) и “Смутное время московского государства” (тома IV, V и VI “Исторических монографий”); Казанский “Исследование о личности первого Лжедимитрия” (”Русский Вестник”, 1877, ¦ 8, 9 и 10); Pierling “Rome et Demetrius” (II., 1878); П. Пирлинг “Из Смутного времени” (СПб., 1902); Бестужев-Рюмин “Обзор событий Смутной эпохи” (”Журнал Министерства Народного Просвещения”, 1887, ¦ 7); Платонов “Древнерусские повести и сказания о Смутном времени” (СПб., 1888) и “Очерки по истории Смуты”; Иконников , статьи в “Киевских Университетских Известиях” (1885, ¦ 2 и 3; 1889, ¦ 5 7); Гиршберг “Dymitr Samoswaniec” (Львов, 1898); Щепкин “Wer war Pseudo-Demetrius I” (”Archiv fur slawische Philologie” Ягича, т. XX); Пташицкий “Письмо первого Самозванца к папе Клименту VIII” (СПб., 1899). См. также библиографию в статье П.Г. Васенки в “Русском Биографическом Словаре”. В. М-н.

Navigation

Search

Archives

Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Синдикация




 Рейтинг@Mail.ru