Архив для категории ‘Л’

Ласси Борис Петрович (Мориц)

Четверг, Июль 10th, 2008

Ласси, Борис (Мориц) Петрович - генерал от инфантерии (1737 - 1820). В 1762 г. был принят в русскую службу из австрийской; участвовал в 1-й и 2-й турецких войнах; отличился при взятии Измаила. При императоре Павле Ласси впал в немилость и был уволен в отставку. В 1805 г. Ласси назначен главнокомандующим союзными войсками в Неаполе против французов, но после Аустерлицкой битвы вернулся в Россию.

Лаваль Иван Степанович (de la Valle)

Среда, Июль 9th, 2008

Лаваль (de la Valle), Иван Степанович - француз-эмигрант, приехавший в Россию в начале французской революции. При императоре Александре I был членом Главного правления училищ; ему поручено было рассмотреть проект Магницкого об исключении философии из круга университетского преподавания. Собрав, через Кювье и Сильвестра де-Саси, сведения о постановке этого вопроса во Франции, Лаваль предложил следовать примеру французского правительства, то есть “ограничить преподавание философии самыми тесными пределами, что несравненно лучше всякого приостановления или совершенного запрещения”. Позже Лаваль служил в министерстве иностранных дел и редактировал “Journal de St.-Petersbourg”. Умер в 1846 г. - Ср. Е.М. Феоктистов “Магницкий” (”Русский Вестник”, 1864, ¦ 6 - 8); С.В. Рождественский “Исторический Обзор деятельности Министерства Народного Просвещения” (1902).

Лыковы (дворянский род)

Среда, Июль 9th, 2008

Лыковы - русский дворянский род. Боярин Семен Михайлович Лыков убит в Куликовской битве в 1380 г. Боярин Александр Владимирович Лыков был послом к великому князю литовскому Витовту в 1426 г. Его потомки в XV и XVI веках были полковыми и городовыми воеводами. Михайло Матвеевич Лыков, окольничий, казнен Грозным в 1572 г. Борис Семенович Лыков был воеводою в Новосиле (1661). Род Лыковых внесен в VI часть родословной книги Рязанской губернии.

Лжедимитрий II

Вторник, Июль 8th, 2008

Лжедимитрий II - второй самозванец Смутного времени, принявший имя сына Грозного , Димитрия . Вслед за гибелью первого Лжедимитрия в Москве и по городам пошли слухи, что “царю Димитрию” удалось спастись от заговорщиков-бояр. Меры, принятые царем Василием (Шуйским) для прекращения этой народной молвы, не имели успеха. Слухи поддерживались и распространялись некоторыми видными лицами, близкими к убитому, между прочим бежавшим в Польшу М. Молчановым и сосланным при Шуйском на воеводство в Путивль князем Григорием Шаховским . Под рукой последнего в Северской Украине, не так давно принимавшей шедшего из Польши “царевича Димитрия”, стали собираться отряды для защиты прав свергнутого Шуйским царя и под предводительством Болотникова пошли к Москве. После неудачи последнего под столицей, летом 1607 г., появился человек, решившийся взять на себя роль царя Димитрия. Сведения о его происхождении настолько разнообразны, противоречивы и голословны, что прошлое его остается совершенно неизвестным; можно только, в виду хорошего знания им церковных книг, заключать, что он был из духовных по рождению или службе. Народ дал этому сознательному обманщику меткое прозвище “Вора”, с которым он и перешел в историю. Первым более достоверным фактом его биографии является задержание его по подозрению в шпионстве в зарубежном, польском тогда местечке Пропойске. Назвавшись Нагим, скрывающимся от мести Шуйского родственником убитого царя Димитрия, он выпросил себе пропуск на Русь. Явившись около 12 июня 1607 г. в Стародуб, “Нагой”, сам и через товарища, называвшегося Рукиным, распускал по округе слухи о существовании царя Димитрия, а когда, в августе, представители Путивля и жители Стародуба, возбужденные этими слухами, требовали, угрожая ему пыткой, указать им царя, сам объявил себя Димитрием и был сразу торжественно признан. Ближайшие города перешли на сторону давно жданного царя. Один из поверивших Вору стародубцев пожертвовал жизнью за “Димитрия”, явившись в лагерь Шуйского под Тулой с обличением царя в похищении престола. Грамоты Вора и слухи быстро распространялись по Руси и Польше, и к нему потянулись ратные люди. Мало похожий на первого самозванца, грубый и развратный, Вор не мог возбуждать доверия или симпатии у близко соприкасавшихся с ним, особенно у видевших или знавших его предшественника; для большинства собравшихся к нему он был только знаменем, под которым можно было добиваться тех или иных личных целей, и при неудаче или неприятности его так же легко оставляли, как и присоединялись. Слабовольный и трусливый, не умевший подчинять и руководить, он сделался игрушкой более крупных вождей сошедшихся к нему отрядов. В сентябре насчитывавшая до 3 тысяч человек рать Вора, имея во главе избранного гетманом Меховецкого, двинулась к Оке, очевидно - на помощь Болотникову. В средине октября воеводы Вора уже занимали Крапивну, Дедилов, Епифань, но известие о сдаче Тулы (10 октября) заставило его поспешно отойти на юго-запад, к Карачеву. Отсюда, боясь за себя, он скрылся от своевольных и чем-то обиженных им поляков в Орел, но был отыскан и возвращен к войску. Все еще опасаясь преследования со стороны Шуйского, Лжедимитрий и от Карачева продолжал уходить малыми дорогами все дальше к границе, встречая на пути новые шедшие к нему отряды поляков. Царь Василий не сумел завершить победы и поспешил в столицу праздновать взятие Тулы. Лжедимитрий собрался с силами и в ноябре снова двинулся к Оке. Испытав неудачу под Брянском, он остановился на зиму в Орле, куда к нему привел 5 тысяч донцов еще в Стародубе присоединившийся к нему Заруцкий , и с 4 тысячами поляков явился служить Р. Рожинский, который был вместо Меховецкого избран гетманом. Весною 1608 г. Лисовский и Заруцкий с казаками были посланы на восток поднимать против Шуйского украинные, польские и рязанские города, а главные силы с Рожинским двинулись к Москве. Одно войско царя Василия было разбито при Болохове; в другом (на реке Незнани), обойденном Рожинским, оказалась “шатость” в воеводах, и его пришлось отозвать. В начале июня Вор был уже под Москвой и расположился лагерем в Тушине (к северо-западу от Москвы), от которого получил название Тушинского. Взять Москву не удалось, и Тушино стало временной столицей “царя Димитрия”. В сентябре у него была уже и царица - Марина , вдова первого Лжедимитрия . Для них был создан дворцовый штат, по образцу московского. Сложилась в Тушине и своя боярская дума, состоявшая не только из “худородных” сторонников Вора, вроде Заруцкого, Ивана Наумова, Федора Андронова, Михаила Молчанова, но и некоторых родовитых людей, отъехавших в Тушино от Шуйского, как князья Трубецкие, Михаил Салтыков, родственники и свойственники Романовых - князья Сицкий и Черкасский, Иван Годунов и другие. Были устроены и приказы, во главе которых стояли такие опытные дельцы, как П. Третьяков, И. Чичерин, И. Грамотин , Д. Сафонов. Имелся в Тушине и свой патриарх, еще не посвященный, но уже “нареченный”, от имени которого рассылались грамоты по духовным делам. Это был митрополит ростовский Филарет (в миру Федор Николаевич Романов), захваченный в плен в Ростове, но в Тушине живший на свободе и в почете. Под властью Тушинского правительства оказалась обширная территория. Из крупных центров только Смоленск на западе, Коломна, которую все же успел “выграбить” Лисовский, и Переславль-Рязанский (Рязань) - на юге, Нижний и Казань - на востоке остались верны царю Василию; к ним, после краткого периода колебаний, присоединился еще Новгород. Незатронутое смутой Поморье не решалось определить свою позицию. Центр и юг признали Димитрия. Однако тушинцам не удалось перехватить все дороги в Москву и совсем ее изолировать. В столицу прорывались обозы с хлебом и воинские люди; из нее шли воззвания в пользу царя Василия и веры православной, попираемой “латынами” и “ворами”, оказывавшие воздействие на колеблющихся. Троице-Сергиева обитель, мужественной обороной приковавшая к себе значительные силы тушинцев, являла православным пример патриотического образа действий. Жестокости и насилия тушинских воевод, усиленно выколачивавших разные сборы с населения больше для собственного кармана, чем для государевой казны, переполнили чашу терпения. К концу 1608 г. в приволжских и заволжских местах началось восстание против Тушина, опиравшееся на Нижний и Казань - с одной стороны, Поморские города, ставшие теперь за порядок и царя против “воров”, - в другой. Оно было поддержано двигавшимся от Новгорода со вспомогательным шведским отрядом (по договору, заключенному в конце февраля 1609 г.) Скопиным-Шуйским и подходившими по Волге к Казани отрядами усмирившего астраханскую смуту Шереметева . Тушинцы терпели поражения и принуждены были кружиться по разоренному уже ими краю, не будучи в силах прорваться на север. В октябре 1609 г. Скопин-Шуйский занял Александрову Слободу, куда вскоре пришли Шереметев и другие воеводы. Положение Тушина стало критическим. В то же время Сигизмунд осадил Смоленск, вызвав тем большое недовольство в тушинских поляках, считавших Русь своей добычей. В Тушино явились королевские посланцы, звавшие поляков и русских на службу к Сигизмунду. Вор видел, что в начавшихся спорах и торгах из-за вознаграждения меньше всего думают о нем, и бежал, переодетый, в начале января 1610 г., в Калугу, куда вскоре за ним последовала и Марина, безуспешно пробовавшая агитировать за него в Тушине. Только казаки, и то не все, последовали за “царем Димитрием”; даже его боярин Заруцкий перешел с частью донцов на службу к королю. Из знатных тушинцев лишь немногие приехали в Калугу (например, Трубецкие); поляки частью пошли под Смоленск, частью, как Сапега, заняли независимое положение. Вор остался почти без войска и без приверженцев; но неудача войск Шуйского в бою с Жолкевским под Клушиным окрылила его надежды. он двинулся к Москве, и его сторонники, предложив москвичам низложить обоих царей и выбрать вместе нового, сыграли роль в свержении Шуйского. Но вместо Димитрия столица присягнула Владиславу ; Вор, под натиском Жолкевского, принужден был вернуться в Калугу, где в пьянстве и охоте проводил последние дни. Недовольство корыстной политикой Сигизмунда давало почву для новых попыток Вора. В столице были пойманы какие-то его агитаторы; в сношениях с ним обвиняли видных бояр, но дальше дело не пошло. 11 декабря 1610 г. Вор был убит на охоте татарином Урусовым, мстившим за казнь Касимовского царя. - Особой монографии о Лжедимитрии II нет; см. общие труды по истории Смуты, особенно “Очерки по истории Смуты” С.Ф. Платонова , а также Pierling “La Russie et le S. Siege” (т. III, 1901; русский - довольно небрежный перевод под заглавием “Димитрий Самозванец”, М., 1912) и статью П.Г. Васенко в “Русском Биографическом Словаре”. П. Л.

Люминарский Елисей Елисеевич

Понедельник, Июль 7th, 2008

Люминарский, Елисей Елисеевич - юрист и судебный деятель (1829 - 1883). По окончании курса в училище правоведения служил в дореформенных московских департаментах Сената. По введении судебных уставов Люминарский был назначен первым председателем московского окружного суда. Этот истинный судья, “судья с головы до ног”, по выражению А.Ф. Кони , блестяще выполнил трудную задачу - внушить населению доверие к новому преобразованному суду. В первой своей речи, обращенной к только что назначенным судебным приставам, Люминарский очертил задачи нового гражданского суда и выяснил разницу между старыми и новыми судебными порядками. “Пусть, - сказал он им, - исполнительный лист в ваших руках будет сильнее денег и связей сильных мира сего. С этим оружием вам некого и нечего бояться. Защитой вашей будет суд и закон. Поддержите же, господа, значение судебных учреждений и заставьте умолкнуть поклонников старого порядка, с недоверием и вместе с тем со скрытым недоброжелательством относящихся к новому суду”. Самостоятельный и независимый, чуждый не только всякого искательства, но и карьеризма (будучи председателем департамента судебной палаты, Люминарский настойчиво отклонил приглашение занять пост сенатора в кассационном департаменте), недоступный внешнему давлению, но снисходительный и сострадательный к слабым, Люминарский пользовался общим доверием и уважением.

Лжесимеон

Понедельник, Июль 7th, 2008

Лжесимеон - самозванец, по показаниям, данным под пыткою, Семен Иванович Воробьев, лохвицкий мещанин, подданный князя Вишневецкого; жил-де он на Дону, познакомился там с Иваном Миуским (товарищем Разина ) и по его почину принял имя в младенчестве умершего царевича Симеона Алексеевича (1665 - 1669); пошел в Запорожье (1673), где сделался игрушкою в руках недовольного Москвою кошевого Серка . Делая вид, что верит Лжесимеону и думает об его возвращении в Москву, Серко в сущности хотел только использовать его в своих сложных отношениях к Москве и ее гетману Самойловичу . В 1674 г. Серко, уладившись с Москвою, выдал ей Лжесимеона, который после жестоких пыток был казнен. Лжесимеон был скорее всего знаменем донской и запорожской голытьбы, мечтавшей воскресить недавно похороненную Разиновщину. С Разиным Лжесимеон сам сплетает свою биографию, с ним его связывает Миуск, разиновский мотив живет в его программе: “побить бояр”. Мысль о том, что Лжесимеона выставили поляки, едва ли верна. Подробности его самозванства нам неизвестны. - См. Н. Костомаров “Самозванец Лжецаревич Симеон. Исторический рассказ” (”Исторический Вестник”, 1880, ¦ 1); Д. Иловайский “История России”, V, (у обоих указаны источники, особенно у Иловайского, прим. 34).

Люберас Иоганн-Людвиг (барон фон-Пот)

Понедельник, Июль 7th, 2008

Люберас, фон-Пот, барон Иоганн-Людвиг, сын Анания-Христиана - инженер и дипломат. Раньше своего отца поступил на русскую службу, изучив под руководством Геннинга инженерное дело. При жизни Петра он строил укрепления в Лифляндии, участвовал в сооружении Ревельского порта и Рогервика. С образованием самостоятельной берг-коллегии был назначен ее вице-президентом. При преемниках Петра Люберас, помимо поручений по своей специальности, то заведует Шляхетским кадетским корпусом, то действует, под начальством Лассии и Миниха в Польше, то, наконец, выступает на дипломатическом поприще. В 1742 г. Люберас был назначен уполномоченным на конгресс в Або, где явился виновником излишней уступчивости русских дипломатов. В 1744 г. он был послан, для противодействия франко-прусскому влиянию при шведском дворе, в Стокгольм, вопреки настояниям Бестужева-Рюмина , по мнению которого Люберас, как немец по образованию и француз по убеждениям, не мог быть защитником русских интересов. Он просмотрел заключение невыгодного для России шведско-русского союза и потому был отозван, в 1745 г., из Стокгольма, после чего оставался только при инженерных работах. - См. “Материалы для истории русского флота”, том I; “Архив Воронцова”, книги 1, 2, 3, 6, 7; Иконников “Историография”; Берх “Собрание писем императора Петра I”; “Сын Отечества”, 1829, ¦ 23 и 24.

Лихачев Андрей Федорович

Суббота, Июль 5th, 2008

Лихачев, Андрей Федорович - археолог и нумизмат (1832 - 1890). Окончил курс в Казанском университете. Лихачев собрал коллекцию восточных монет в слишком 10 тысяч штук, главным образом из раскопок и найденных кладов в Казанской губернии (древний город Булгар и др.). Лихачев напечатал ряд статей по нумизматике в “Записках восточного отделения Императорского Русского Археологического Общества” (о джучидских монетах, о монетах болгарских ханов, о куфических монетах, об античных монетах, находимых на почве “Волжской Булгарии” и др.). В области археологии ему принадлежат исследования о древностях Казанской губернии: “Бытовые памятники Великой Булгарии” (1876), “Скифский след на Билярской почве” и др.

Лаваль

Пятница, Июль 4th, 2008

Лаваль - графский род, происходящий от Ивана Степановича Лаваля (см.), возведенного французским королем Людовиком XVIII в графское достоинство, признанное за ним в России в 1817 г. Род пресекся.

Ладухины (братья А.М. и Н.М.)

Четверг, Июль 3rd, 2008

Ладухин: 1) Александр Михайлович - педагог (родился в 1857 г.). Издал “Опыт руководства для преподавания и самообучения фортепьянной игре” (1899). - 2) Брат его, Николай Михайлович - композитор и писатель о музыке (родился в 1860 г.). Окончил Московскую консерваторию и остался в ней преподавателем сольфеджио и гармонии. Главные его произведения: “В сумерках” (музыкальная картинка для струнного оркестра), “Симфонические вариации” для большого оркестра, “Литургия Иоанна Златоуста (для 4-голосного хора)”; 100 детских песен для 1, 2 и 3 голосов, пьесы для скрипки с фортепиано, фортепианные сочинения, романсы, хоры для смешанных голосов и др. Ему принадлежит также “Опыт практического изучения интервалов, гамм и ритма”, несколько сборников сольфеджио, “Краткая энциклопедия теории музыки” (1897), “Руководство к практическому изучению гармонии” (1898) и “Сборник задач” к нему.

Navigation

Search

Archives

Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Синдикация




 Рейтинг@Mail.ru