Архив для категории ‘В’

Волконский Сергей Михайлович

Суббота, Июнь 28th, 2008

Волконский, князь Сергей Михайлович - писатель и театральный деятель (родился в 1860 г.). По окончании курса в Санкт-Петербургском университете по филологическому факультету работал в Борисоглебском земстве, Тамбовской губернии. В 1893 г. получил от Министерства народного просвещения командировку на всемирную выставку в Чикаго, где выступал с докладами и лекциями в разных конгрессах, по вопросам образовательным и религиозно-философским. В 1896 г. прочитал в разных городах Северной Америки курс лекций по русской истории и литературе (напечатаны по английски, по русски и по немецки). С 1899 по 1902 гг. состоял директором Императорских театров и покровительствовал “новым исканиям”, особенно в балете. Выступает энергическим пропагандистом новоэстетической гимнастики по системе Далькроза. Напечатал несколько статей по вопросам эстетики в “Вестнике Европы” (1893 - 1894) и “Мире Искусства” (1898 и др.), а также повесть “Старый Медальон” (”Вестник Европы”) и доклад Религиозно-философскому обществу “О свободе вероисповедания в России” (”Новый Путь”, 1903). Отдельно изданы: “Картины русской истории и литературы” (Санкт-Петербург, 1897), “Человек на сцене”, “Искусство и жест” (Ж. д’Удина, перевод с французского); “Разговоры”, “Художественные Отклики” (Санкт-Петербург, 1912), “Выразительный Человек” (1912).

Василий Ярославич (князь Костромской)

Пятница, Июнь 27th, 2008

Василий Ярославич, князь Костромской и великий князь Владимирский в 1272 - 76 годы, сын великого князя Ярослава Всеволодовича . Полагают, что Кострому он получил по разделу, произведенному дядей его великим князем Святославом Всеволодовичем в 1246 г. Когда великий князь Ярослав Ярославич , в союзе с татарами, готовился силой вернуть себе власть над Новгородом, арест новгородских купцов, произведенный Ярославом в Костроме, побудил Василия принять сторону Новгорода. Став великим князем, Василий лишь после годовой борьбы занял (1273) новгородский стол. Не вполне надежное известие (у Татищева , IV, 47) о второй татарской переписи 1275 г., связываемое с известием о поездке Василия в Орду, и документы церковного собора 1274 г., на котором обсуждались церковные непорядки (ср. “Русская Историческая Библиотека”, т. VI), исчерпывают наши сведения о кратковременном великом княжении Василия Ярославича.

Вашкевич Владислав Васильевич

Четверг, Июнь 26th, 2008

Вашкевич Владислав Васильевич - писатель. Родился в 1844 г.; образование получил в варшавской главной школе. Служа в Министерстве внутренних дел, был делопроизводителем особой высшей комиссии по пересмотру законов о евреях в Империи (1884 - 88) и руководил занятиями созванной в 1893 г. при Министерстве внутренних дел раввинской комиссии. Сотрудничал в “Холмском грекоуниатском Месяцеслове”, богатом историческими материалами об униатской церкви, в “Памятниках русской старины в западных губерниях” (выпуск VII и VIII) и в “Биографическом Словаре”, издание Имперского русского исторического общества (инициалы В. В. и Вл. В - ич). Не поступали в продажу труды его: “Сборник узаконений о евреях, с кратким обозрением правительственных мер по еврейскому вопросу в России” (СПб., 1884); “Ламаиты в Восточной Сибири” (ib., 1885); “Исторический обзор законодательства об устройстве евангельско-лютеранской церкви в Прибалтийском крае” (ib., 1890); “О еврейских благотворительных учреждениях и братствах в Империи” (ib., 1891); “Основные начала еврейского брачного права по талмудо-раввинскому учению” (1893) и “Обзор деятельности департамента духовных дел иностранных исповеданий за время царствования императора Александра III” (вошел в состав общего обзора деятельности Министерства внутренних дел за то же время под заглавием “Духовные дела иноверцев” (СПб., 1901).

Василий св. (архиепископ Новгородский и Псковской)

Среда, Июнь 25th, 2008

Василий св. - архиепископ Новгородский и Псковской (в миру Григорий Калена); мощи его находятся в Софийском соборе. До избрания в сан архиепископа он совершил путешествие на Восток по святым местам, что видно из его “Послания о рае”. Время архиепископства его (1329 - 52) совпало с тяжкими для Новгорода обстоятельствами и несчастьями всякого рода. Новгород, только что успевший оградить себя от тверских князей при помощи князя Московского, начал страдать от Москвы. Иван Данилович Калита сильно теснил Новгород, и владыке Василию пришлось быть предстателем пред ним за свободу своего родного города. А между тем в Пскове проявилось желание приобрести самостоятельности от Новгорода, и это прежде всего высказалось в стремлении псковичей иметь своего особого епископа, продолжавшемся и после того, как им было в том отказано митрополитом Феогностом . В самом Новгороде были многие нестроения и вражда между партиями, и владыка являлся их миротворцем. Так было, например, в 1344 г., при избрании нового посадника. Богатая софийская казна, по распоряжению Василия, щедро отпускала средства на дела благотворительности и на украшение города. В 1337 г. разливом Волхова разрушен был мост, соединявший об стороны Новгорода, и между сторонами пошли пререкания о постройке нового моста, угрожавшие кровопролитием: Василий построил мост на счет владычной казны. В 1340 году сильный пожар произвел великое опустошение в Новгороде; на обеих сторонах сгорело множество домов и лавок, 48 деревянных и 3 каменные церкви, погорел кремль, владычьи палаты, Софийский собор. Василий возобновил стены Софийского собора, покрыл его свинцом, устроил новый иконостас, из своей казны помогал возобновлять погоревшие церкви и опять устроил Волховской мост. Сам владыка занимался живописью и своим мастерством украшал храмы: еще и поныне цела икона князей Бориса и Глеба его мастерства в борисоглебской церкви. Патриотическая и благотворительная деятельность святого Василия заслужила ему великое почтение и в Константинополе: в отличие от других русских архиереев константинопольский патриарх прислал ему крестчатые ризы и белый клобук, о котором впоследствии составилась целая повесть, с определенной целью - возвеличить Новгород сравнительно с Москвой. Когда от шведского короля Магнуса пришли послы в Новгород с вызовом на диспут о вере, владыка ответил: “Если хотите знать, какая вера лучше: ваша или наша, пошлите за этим к патриарху - мы приняли веру от греков”. Деятельный пастырь не был искусным богословом, что, между прочим, заметно в его известном “Послании к Феодору, епископу Тверскому, о рае”. Он усердно доказывает Феодору, что рай, в котором жили первые люди, цел и существует на Востоке, а место мучений многие видели на Западе. Послание это важно для характеристики наивности наших грамотеев, черпавших отовсюду всякие небылицы. Самая смерть Василия свидетельствует об его любви к пастве. В 1352 г. появилась во Пскове страшная зараза - “черная смерть” - и в короткое время произвела в городе великое опустошение. Псковичи, подавленные горем и страхом, просили архиепископа, которому прежде много досаждали непослушанием, прибыть к ним и помолиться за них и вместе с ними. Владыка прибыл немедленно, совершил богослужение в трех церквах, обошел город с крестным ходом и утешил псковичей. Здесь он заболел и скончался на обратном пути в Новгороде, в обители Архангела, при устье реки Узы, впадающей в Шелонь, 3 июля 1352 г. П. В.

Вышеславцевы

Среда, Июнь 25th, 2008

Вышеславцевы - дворянский род, восходящий ко второй половине XV в. и владевший поместьями в Новгородской области. В XVI и XVII веках многие из Вышеславцевых были воеводами, московскими дворянами, стольниками и стряпчими и, кроме того, владели поместьями в Тамбовском и Московском уездах. Потомство Василия Сергеевича Вышеславцева, жалованного в 1675 г. “за многие службы” поместным и денежным окладами, записано в VI части родословных книг, Тамбовской, Пензенской и Московской губерниях. Из рода Вышеславцевых известны: Никита Васильевич Вышеславцев, ярославский воевода (1609), новгородский уполномоченный для предложения русского престола шведскому королевичу Филиппу, полномочный посол в Швецию (1616 - 1618) и Польшу (1621 - 1624) для размежевания земель и составитель писцовых книг по Устюжне (1625); Федор Яковлевич, начальник конюшенного приказа (1673) и царский ясельничий (1671 - 1677); Михаил Михайлович Вышеславцев . В. Р-в.

Вишневский Викентий

Среда, Июнь 25th, 2008

Вишневский (Викентий) - русский астроном, бывший академик и профессор С.-Петербургского университета, родился в 1781 г. В 1804 г. Вишневский был избран в адъюнкты академии и работал в начале вместе с Шубертом на обсерватории Академии Наук. Вишневский обладал необыкновенною остротою зрения, он наблюдал в Петербурге большую комету 1807 г. еще в марте 1808 г., следовательно, целый месяц после того, как все астрономы Европы потеряли ее из виду. Но наблюдениям на обсерватории Вишневский мог посвящать лишь зимние месяцы, остальное же время года он проводил в экспедициях по России с целью определения географического положения важнейших пунктов ее. Вишневский начал свои путешествия в 1806 г. и закончил в 1815 г., причем проехал от Либавы до Екатеринбурга (40¦ по долготе) и от Мезени до горы Эльбрус на Кавказе (22¦,5 по широте), определив с возможною точностью и тщательностью положение около 250 пунктов, в число которых вошли почти все губернские города. Для определения широты и времени Вишневский пользовался секстантом Troughton’a и двумя карманными хронометрами. Долготы 17 основных точек Вишневский вывел из наблюдений покрытий звезд Луною и нескольких затмений Солнца, долготы же остальных точек были определены перевозкою хронометров. Кроме упомянутых выше наблюдений кометы в 1807 г., Вишневский наблюдал еще комету в 1811 г. в Новочеркасске с 31 июля по 17 августа 1812 г. (н. ст.), опять-таки тогда, когда все другие астрономы не могли ее даже отыскать. Вишневский умер, достигнув преклонных лет. Пулковская обсерватория почтила память знаменитого астронома-путешественника, поместив портрет Вишневского (писанный Чумаковым в 1854 г.) в одном из своих залов. А. Ж.

Васильчиков Александр Илларионович

Среда, Июнь 25th, 2008

Васильчиков Александр Илларионович, князь - известный русский общественный деятель и писатель, сын Иллариона Васильевича Васильчикова . Родился 26 октября 1818 г., умер в 1881 г. В 1835 г. Васильчиков поступил на юридический факультет Петербургского университета. Для того времени это было редким явлением в аристократических семьях, в которых дети обычно воспитывались или дома, или в своих сословных учебных заведениях. По окончании университета Васильчиков не решался поступать на службу - так мало привлекали его к себе тогдашние ее условия. Васильчиков искал более живой работы. В 1840 г. барону Гану поручено было введение за Кавказом новых административных порядков. Он избрал в сотрудники молодых просвещенных людей, между которыми был и Васильчиков. Этой миссии придавали тогда большое значение, как опыту новой гражданственности; но уже через год работа барона Гана была остановлена, и Васильчиков вышел в отставку. Во время пребывания Васильчикова на Кавказе он был секундантом при дуэли между Мартыновым и Лермонтовым , за что был предан военному суду. Император Николай Павлович простил его “во внимание к заслугам отца его”. В 1845 г. Васильчиков поступил на службу во II отделение Собственной Его Величества канцелярии. С особенным вниманием император Николай следил за образом мыслей тех молодых людей, отцы которых занимали высокое положение по службе и пользовались его расположением. В то время о Васильчикове, обладавшем всегда значительною долею самостоятельности, в обществе начали высказывать мнение как о человеке с “свободолюбивыми” взглядами. Хотя в этом и не находили особой вины, но на все суждения Васильчикова и споры его в обществе на тему о “свободе слова” смотрели не особенно благосклонно. Свободолюбие молодого Васильчикова стало скоро известно и самому государю. По свидетельству одного из друзей Васильчикова, однажды Николай Павлович даже призвал его к себе и, строго порицая его суждения в обществе, как не рекомендующие молодого человека, посоветовал ему “перемениться”. На это Васильчиков откровенно заявил государю, что он не признает за собой никакой вины, после чего услышал энергичное повторение слова “переменись”. Своей службой Васильчиков доволен не был и вскоре перешел в Новгородскую губернию на должность сначала уездного, а впоследствии губернского предводителя дворянства. Этот переход объясняется следующими словами самого Васильчикова: “С ранней молодости я почувствовал всю ничтожность канцелярской службы и необходимость узнать быт народа и порядок службы вне Петербурга, где все представляется в ложном свете, - в провинции и в деревне, где уныло и мирно течет трудовая жизнь”. Начальник Васильчикова по II отделению, граф Блудов , не решился докладывать государю о переходе Васильчикова в провинцию, ввиду того, что образ мыслей Васильчикова считался не вполне благонадежным и что вообще на сословных представителей смотрели с подозрением. Но Васильчиков нашел поддержку в тогдашнем министре двора, князе Волконском , который доложил государю о новом служебном положении Васильчикова. Жить в провинции для таких людей, как Васильчиков, тогда было трудно. Исполняя свои обязанности по букве закона, Васильчиков составил себе репутацию человека опасного, так как, преследуя, по должности предводителя, распутных и жестоких помещиков, он раскрывал все ужасы крепостного права. На следующее трехлетие Васильчиков сам не захотел баллотироваться в предводители, поселился в своем имении Ковенской губернии и занялся хозяйством. Началась разработка первых предположений об освобождении крестьян, но в числе лиц, призывавшихся к этому делу, не было Васильчикова, на которого смотрели подозрительно. Затем наступила крымская война, привлекшая Васильчикова в ряды ополчения. Начальником штаба действующей армии был брат Васильчикова князь Виктор Илларионович ; благодаря этому Васильчиков мог знать не только самые факты, но и причины нашего поражения. Неудачная война окончилась; ополченцы разошлись при общем настроении лучшей части русского общества, что “далее так жить нельзя”. Снова заговорили об освобождении крестьян. Васильчиков принимал деятельное участие в частных совещаниях и агитировал в пользу реформ, находясь в близких отношениях с Ю. Самариным и Н. Милютиным . Стремясь к более активной деятельности, он принял на себя обязанности члена новгородского губернского по крестьянским делам присутствия. С 1865 по 1872 г. он был гласным в старорусском уездном и новгородском губернском земских собраниях. Он участвовал в качестве крупного землевладельца в учрежденной при Министерстве государственных имуществ (так называемой Валуевской) “комиссии для исследования положения сельского хозяйства и сельской производительности в России”, где настаивал на том, что “узел вопроса об улучшении сельского хозяйства заключается в податной реформе”. С 1872 г. Васильчиков был председателем петербургского отдела славянского комитета. Летом 1881 г. Васильчиков был приглашен, в качестве сведущего лица, к участию в обсуждении вопроса о понижении выкупных платежей. Литературная деятельность Васильчикова касалась самых живых вопросов современности; то, что он говорил как публицист, тесно было связано с его общественною деятельностью. Первою, в хронологическом порядке, является его брошюра “Русский администратор новейшей школы”, с предисловием Ю.Ф. Самарина (Б., 1868). Это - ответ на записку псковского губернатора (позже товарища министра вн. дел), Обухова, рекомендованную, в свое время, министерством вн. дел вниманию всех русских администраторов. Больше всего Васильчиков восстает против предлагаемого автором записки вмешательства администрации в земское дело и систематического отказа земству в содействии правительства. Он не может согласиться с тем, что масса русского народа - “чисто стихийная сила”, и что насущная потребность минуты - “собрание и соединение консервативных элементов”. В сочинении “О самоуправлении” (1-е издание, 1869; 2-е издание, 1872), написанном, как указано и в предисловии, в эпоху сомнений в плодотворности начал, внесенных в русскую жизнь крестьянскою и земскою реформами, Васильчиков задался целью разрешить вопрос, что нужно сделать для осуществления условий, при которых народ мог бы пользоваться полученными им правами, и реформа принесла бы ожидаемые плоды. Вопрос этот Васильчиков разрешает рассмотрением истории самоуправления у других народов. Отдавая преимущество в этом отношении Англии, Васильчиков определяет самоуправление “как участие народа в местном внутреннем управлении”. Существенным элементом самоуправления Васильчиков признает полную самостоятельность местных органов, в пределах закона. Эта самостоятельность упрочивается постепенно, и можно подметить три периода в ее образовании: 1) стремление к тому, чтобы налоги и повинности, установляемые центральною властью, раскладывались на местах по соображениям местных жителей; 2) поручение самого расходования земских сборов местным земским органам и 3) передачу местным органам контроля над раскладкой и расходованием сборов, а также судебных функций. Вопрос о том, возможно ли самоуправление на русской почве, Васильчиков разрешает утвердительно и находит, что лозунгом земства является не социальное “братство” или политическое равенство, а земское уравнение. В основу всей земской жизни он кладет землевладение; правильное развитие земской организации должно, по его мнению, привести к мирному разрешению всех социальных, аграрных и политических вопросов. Автор указывает и на меры, которые должны способствовать “земскому” благосостоянию: пересмотр законов о перечислении из обществ, расширение колонизации и надела крестьян государственною землею, преобразование волости в общесословное учреждение, устройство кредитных товариществ и рабочих артелей, введение обязательного страхования от огня и от падежа скота и установление подоходного налога. Придавая величайшую важность умственному и нравственному образованию народа, Васильчиков видит для него два пути: учебный, через посредство школ, и практический - через участие народа в местных совещаниях и судах, а потому главными органами русского самоуправления считает народное училище, земское собрание и мировой суд. Возражая против взгляда, признающего самоуправление немыслимым без народного представительства, Васильчиков допускает его и при самой централизованной форме правления, но полагает, что правильное развитие самоуправления неминуемо должно привести со временем к соглашению местных потребностей с пользами всего государства. В брошюре “Письмо министру народного просвещения графу Толстому от князя Васильчикова” (Б., 1875) Васильчиков не признает за классицизмом значения противоядия по отношению к нигилистическим идеям; он думает, наоборот, что изучение классической древности может скорее поселить в молодых умах наклонность к скептицизму. Осуждая стремление затруднить для большинства доступ к образованию, Васильчиков высказывается за лучшее устройство среднеучебных заведений и за раскрытие дверей в университет не для одних только учеников гимназии. В сочинении “Землевладение и земледелие в России и в других европейских государствах” (1-е издание, 1876; 2-е издание, 1881) Васильчиков задается вопросом: может ли высокая степень цивилизации быть достигнута другими путями, без ошибок и несправедливостей, ознаменовавших там развитие аграрных отношений. Автор не думает, чтобы все народы должны были претерпеть одинаковые превратности; он находит, что “Россия находится в аграрном отношении в положении лучшем, чем другие страны; что имущества у нас распределены ровнее, чем у других народов, и в общем фонде народного богатства остается у нас довольно свободного места, свободных имуществ, чтобы уровнять по возможности социальные неровности”. Равным образом Васильчиков был убежден, что русское общество в своем историческом развитии не перешло еще того рокового рубежа, когда мирные соглашения и преобразования становятся неисполнимыми вследствие того, что интересы разных классов жителей, соприкасаясь и тесня друг друга, вступили уже между собою в соперничество и борьбу. Этой борьбы в России нет, и потому желательно, “чтобы мы воспользовались промежуточным периодом, когда социальные отношения у нас еще окончательно не установились, для порешения по правде и справедливости аграрного вопроса, причинившего столько замешательства всем народам древнего и нового мира”. Васильчиков находил, что государство должно прийти на помощь земледельческому классу, указывая ему пути для переселений, снабжая его необходимыми для того средствами и облегчая его податные тягости. Не лишено интереса отношение Васильчикова к общинному землевладению, которое он считал необходимым удержать как форму владения землею, но внеся в нее больше правовых отношений. Он находил в общине не мало искусственных наслоений и желал, чтобы дальнейшие подавление ими обычая было парализовано, и чтобы обычаю дана была возможность совершенствоваться. Появление сочинения Васильчикова было почти событием. Оно было замечено не только наиболее видными в то время органами русской печати, но и иностранной литературой. Им были вызваны статьи Головачева , Костычева , Леруа-Болье и книга В.И. Герье и Б.Н. Чичерина “Русский дилетантизм и общинное землевладение” (М., 1878). В брошюре “Мелкий земельный кредит” (1876) князю Васильчикову принадлежит только первая часть, о необходимости кредита; вторая, написанная А.В. Яковлевым, заключает в себе технические указания к осуществлению кредита. В том же 1876 г. Васильчиков написал сочинение о Восточном вопросе, оставшееся не напечатанным. Выдержки из него, приведенные биографом князя Васильчикова, Голубевым, показывают, что, по мнению Васильчикова, Восточный вопрос создан желанием парализовать связь России с славянскими племенами. Признавая исторические основания этой связи, Васильчиков высказывается за изгнание турок из Европы и отдачу их территории славянам и грекам. Последняя, по времени издания, брошюра князя Васильчикова “Сельский быт и сельское хозяйство России” (1881) является сжатым конспектом его сочинения “Землевладение и Земледелие”. После кончины Васильчикова появились многочисленные статьи о его деятельности, например, А.Д. Градовского в “Неделе” (1881, ¦ 4), О.Ф. Миллера в “Историческом Вестнике” (1881, ¦ 11), В.Я. Стоюнина в “Наблюдателе” (1882, 1). Все эти отзывы приведены в книге А. Голубева “Князь А.И. Васильчиков. Биографический очерк” (СПб., 1882). “Смерть, - сказано во внутреннем обозрении “Вестника Европы” (ноябрь, 1881), - застигла князя Васильчикова неутомимым, энергичным борцом за общее благо. Такие книги, как “Землевладение и земледелие” - не только ценный литературный труд, но и честный поступок. В то время, когда крестьянское дело официально признавалось законченным, положение крестьян - вполне обеспеченным, дальнейшее улучшение их быта - опасной и неблагонамеренной фантазией, крупный землевладелец, аристократ по рождению и положению, смело пошел наперекор течению. Рискуя навлечь, и действительно навлекши на себя обвинение в “социализме”, он стал на сторону общины, мелкого землевладения, более правильного распределения поземельной собственности между различными классами населения; он лишил противоположный лагерь возможности утверждать, что такие взгляды находят защитников лишь между теми, которым нечего терять, которыми руководит зависть к богатству и ненависть к богатым”.

Введенский Иринарх Иванович

Среда, Июнь 25th, 2008

Введенский (Иринарх Иванович) - русский писатель и переводчик, родился 21 ноября 1813 г. в Петровске, Саратовской губернии, в одном из глухих углов Приволжского края, где его отец был сельским священником; воспитывался в пензенском духовном училище, затем в саратовской семинарии, где и окончил курс в 1834 г. В том же году Введенский поступил в Московскую духовную академию, где усердно занялся изучением новых европейских языков и самообразованием, а в свободное время ходил слушать лекции в университет. Сильно заболев в середине 1838 г., он был уволен из академии, перешел в университет и поселился у М.П. Погодина в качестве преподавателя в его пансионе, но недовольный и университетом, и своим положением в 1840 г. переехал в Петербург, где тоже поступил в университет. Здесь он скоро познакомился с Сенковским и стал деятельным сотрудником его “Библиотеки для Чтения” как переводчик и критик. Большая часть статей этого журнала в отделе критики за 1842 г. принадлежит перу Введенского. Окончив в августе 1842 г. университетский курс по философскому факультету, Введенский принял предложенное ему место преподавателя русского языка и словесности. Среди тяжелой борьбы с бедностью, Введенский продолжал трудиться без устали, работая и для своих уроков, и для литературы, и для магистерского экзамена, к которому усердно готовился. В начале 1852 г. ему представился случай искать университетской кафедры по русской словесности; он представил обширную программу, прочел три пробных лекции, но кафедры не получил; зато в том же году, при преобразовании военно-учебных заведений, Введенский был назначен главным наставником-наблюдателем за преподаванием русского языка и словесности в этих заведениях. Вместе с тем ему было поручено составить учебное руководство “по теории прозы и поэзии”. Весною 1853 г. Введенский предпринял заграничное путешествие и посетил Германию, Париж и Лондон. Увеличив массу своих наблюдений и расширив круг сведений, он с новыми силами вернулся к своей педагогической и литературной деятельности. Первым делом его было составление руководств для военно-учебных заведений; с этою целью он начал приводить в систему материалы, необходимые для такого труда, продолжая вместе с тем и классные занятия. Но от усиленной работы его зрение, и без того уже слабое, скоро совсем ему изменило: он ослеп. Перепробовав все медицинские средства, готовый на всякие пожертвования и страдания, он, наконец, потерял всякую надежду на выздоровление и, медленно угасая, скончался 14 июня 1855 г.

Васильев Иосиф Васильевич

Среда, Июнь 25th, 2008

Васильев Иосиф Васильевич - протоиерей, духовный писатель (1821 - 81). Окончил курс в Петербургской духовной академии. Его магистерская диссертация “О главенстве папы” обнаружила большие познания в области римско-католического учения, и духовное начальство признало полезным отправить автора в один из центров католицизма, с целью борьбы за православие. Васильев получил место священника посольской церкви в Париже. Он много сделал для ознакомления Запада с учением и организацией русской православной церкви. Им присоединены к православной церкви некоторые видные представители западных церквей (аббат Геттэ, Овербек, Бьеринг и др.). В 1858 г. Васильев основал и в течение 9 лет издавал журнал “L’union chretienne”. Главными сотрудниками его были аббат Геттэ (впоследствии священник Владимир Геттэ) и С.П. Сушков . Большая часть статей принадлежала самому В. Особенно замечательны его “Письма к нантскому епископу Жакмэ” (русский перевод в “Христианских Чтениях”, 1861, в “Страннике”, 1861, в “Православном Обозрении”, 1861, а также отдельным изданием, СПб., 1861) и письмо к Гизо (русский перевод в “Христианских Чтениях”, 1862, т. I). При Васильеве в Париже построен православный храм, на который ему удалось собрать более 200000 рублей. В 1867 г. при учреждении учебного комитета при Святейшем Синоде Васильев был назначен первым его председателем. При нем выработан устав женских духовных училищ. - См. “Православное Обозрение”, 1882, ¦ 1; “Церковный вестник” 1882, ¦ 1, 2 и 9; Guette, “Souvenirs d’un pretre roman devenu orthodoxe” (II, 1889) и возражения С.П. Сушкова в “Церковном Вестнике”, 1890, ¦ 22 и 23.

Владимир (в миру Василий Степанович Никольский)

Среда, Июнь 25th, 2008

Владимир, в миру Василий Степанович Никольский - писатель (1828 - 1900). Окончил спб. духовную академию. Был викарием в разных епархиях, затем епископом нижегородским и арзамасским. Главные его труды: “Лионская уния. Эпизод из средневековой церковной истории” (”Православное Обозрение”, 1867, книга 5, 6, 8 и 9; магистерская диссертация) и “Спор об исхождении Святого Духа” (ib., 1867, ¦ 12). - См. “Преосвященство Владимир, епископ нижегородский и арзамасский” (”Церковные Ведомости”, 1901, ¦ 1, некролог Владимира).

Navigation

Search

Archives

Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Синдикация




 Рейтинг@Mail.ru