Архив для категории ‘В’

Вениамин (в миру Василий Федорович Румовский-Краснопевков)

Воскресенье, Июль 6th, 2008

Вениамин (в миру Василий Федорович Румовский-Краснопевков) - духовный писатель (1738 - 1811). Был епископом Олонецким и Архангельским, затем архиепископом Нижегородским. Во время управления Архангельской епархией он предписал во всех монастырях и церквах завести памятные книги, или, как они теперь называются, летописи, “внести в них древние достопамятности и продолжать вписывать все достойное памяти и наблюдения”. Последствием такого распоряжения было открытие многих исторических памятников, остававшихся дотоле неизвестными. Главные его труды: “Новая Скрижаль, или Объяснение о церкви, о литургии и о всех службах и утварях церковных” (М., 1803; 17-е издание, СПб., 1908); “Священная история для малолетних детей” (СПб., 1778), на русском, греческом, латинском, немецком и французском языках. См. “Сведения о преосвященном Вениамине” (”Странник”, 1879, книга 3-я); краткие сведения - при “Новой Скрижали”.

Веселовский Степан Борисович

Воскресенье, Июль 6th, 2008

Веселовский, Степан Борисович - писатель. Родился в 1877 г.; окончил курс на юридическом факультете Московского университета. Собрав много материалов по государственному и народному хозяйству XVII в., с 1907 г. начал издавать серии документов, преимущественно в “Чтениях Общества истории и древностей российских”. В XXVIII т. “Русской Исторической Библиотеки”, изд. Археографической Комиссии, напечатаны им весьма ценные “Древнейшие приходно-расходные книги Московских Приказов” (1912). Помимо введений, иногда весьма обширных, к изданным им документам, Веселовский напечатал, между прочим: “Азартные игры как источник доходов Московского государства в XVII веке” (”Сборник статей в честь В.О. Ключевского”, 1909); “Посадская соха в первой половине XVII века” (”Журнал Министерства Народного Просвещения”, 1910, ¦ 7 и 8); “Две заметки о боярской думе” (”Сборник статей в честь С.Ф. Платонова”, 1911); “Приказный строй управления в Московском государстве” (в т. III “Русской истории” под редакцией профессора Довнара-Запольского , 1912); “Источники XVIII главы Уложения царя Алексея Михайловича” (”Труды Московского Археологического Общества”. 1912).

Воробьев Григорий Александрович

Суббота, Июль 5th, 2008

Воробьев Григорий Александрович - исследователь быта и старины Польши (умер в 1907 г.). Был мировым судьей в г. Ломже. Главные его труды: “Описание памятников и остатков старины Ломжинской губернии” (1902) и “Царь Иоанн IV и папа Григорий XIII”. Был членом-сотрудником краковской академии и в изданиях ее напечатал ряд историко-археологических статей на польском языке. - Ср. “Исторический Вестник”, 1907, июнь.

Васильев Василий Павлович (синолог)

Суббота, Июль 5th, 2008

Васильев (Василий Павлович) - ученый синолог. Сын мелкого чиновника, Василий Павлович родился в Нижнем Новгороде, в 1818 году. В уездное училище он был отдан 6 лет, и окончил здесь курс в первый раз 9 лет, после чего был определен в нижегородский уездный суд на должность копииста; но после указа 1827 г., которым дозволялось зачислять на государственную службу молодых людей не ранее 14-летнего возраста, отец Василия Павловича снова определил его в третий класс уездного училища, из которого в 1828 г. Василий Павлович переведен в гимназию. В Казанский университет Василий Павлович поступил в 1834 г. и слушал здесь лекции по отделу восточных языков историко-филологического факультета, где и кончил курс в 1837 г. Вслед за сим Василию Павловичу было предложено отправиться в Пекин вместе с русской духовной миссией, для изучения тибетского, санскритского и китайского языков. Приняв это предложение, Василий Павлович два года посвятил на специальное подготовление себя к предстоящей поездке и в то же время занялся изучением буддизма по монгольским источникам. Результатом этих его занятий была первая, не изданная в печати, ученая работа, озаглавленная “Дух Алтан-гэрэл’а” и заключавшая в себе подробный разбор основ буддийской философии. Рассуждение это доставило Василию Павловичу степень магистра восточной словесности. В 1840 г. Василий Павлович отправился в Пекин и прожил там безвыездно больше девяти лет, посвящая все свое время изучению языков китайского, тибетского, санскритского, монгольского и маньчжурского. Научные занятия Василия Павловича при этом должны были раздробляться на изучение литератур самых разнообразных и притом совершенно новых для тогдашней Европы. В своей ученой деятельности Василий Павлович коснулся разных отделов знаний о Востоке. На каждой его работе лежала печать своеобразного и самостоятельного взгляда на предмет, подлежащий его исследованиям, так как источниками для этих исследований служили только сочинения на языках восточных. В 1850 г. Василий Павлович возвратился из Китая, а в 1851 г. был назначен в Казанский университет профессором по кафедре китайской и маньчжурской словесности. С этой же приблизительно поры началась и учено-литературная деятельность Василия Павловича. В качестве пособий для слушателей Васильев составил “Манчжурско-Русский словарь” (литограф. издание, 1866); “Анализ китайских иероглифов” (1866); “Китайская хрестоматия” (3 тт., 1868); “Графическая система китайских иероглифов” (1867); “Элементы китайской письменности” (1884); “Очерки истории китайской литературы (1885); “Материалы по истории китайской литературы” (1888) и др. Большая часть этих трудов вышла дополненными и исправленными изданиями. В бытность в Пекине Васильев издал большую карту китайских владений на китайском языке и составил исторические карты Китая при 12 различных царствовавших в нем династиях. Другие труды Васильева: “Записка о Нингуте”, “О реках, впадающих в Амур” и “О существовании огнедышащей горы в Манчжурии” (статьи в “Записках Географического Общества”, 1853 - 57); “История и древности восточной части Средней Азии с Х по XIII в.” (1861); “Сведения о маньчжурах во времена династий Юань и Минь” (1861); “Русско-китайские трактаты” (1861); “О движении магометанства в Китае” (1867); “Die auf den Buddismus bezuglichen Werke der Universitats-Bibliothek zu Kazan” (”Бюллетень Императорской Академии Наук”, 1856; то же на русском языке в “Русском Вестнике”); “Графическая система китайских иероглифов” и “Об отношении китайского языка к среднеазиатским” (в “Журнале Министерства Народного Просвещения”); “Буддизм, его догматы, история и литература”; “Религии Востока: конфуцианство, буддизм и даосизм”. Кроме вышеупомянутых трудов, которые занимают почетное место в литературе по востоковедению, Васильев помещал в периодических изданиях статьи и сообщения о современном положении стран Дальнего Востока. Был членом Императорской Академии Наук.

Вындомские

Пятница, Июль 4th, 2008

Вындомские - дворянский, угасший в 1846 г. род, происходивший от сына боярского (1559) Афанасия Степановича Вындомского и внуков последнего - Тихона и Тимофея Андреевичей. Первый из них за участие в стрелецком бунте и за “сутяжничество, обман и воровство” был сослан вместе с семейством в 1682 г. в Тобольск и возвращен только в 1689 г. Сын его Марк, дворянин московский с 1691 г., был убит в бою со шведами под Васильковым. Правнук Тимофея Андреевича Вындомского - Максим Дмитриевич (умер в 1778 г.), генерал-майор, с 1744 по 1762 г. состоял главным приставом при Брауншвейгской фамилии в Холмогорах. (См. “Род Вындомских” в “Родословных разведках” Н.Н. Кашкина. СПб., 1912). В. Р-в.

Василий III Иванович

Пятница, Июль 4th, 2008

Василий III Иванович - великий князь Московский и всея Руси, сын Ивана III и Софии Палеолог . Родился 25 марта 1479 г. После смерти наследника престола - Ивана Молодого , сына Ивана III от первого брака, произошла борьба за престолонаследие, из которой победителем вышел Василий III. Он был назначен сперва великим князем Новгорода и Пскова, а потом и соправителем Ивана III, после смерти которого Василий III беспрепятственно вступил на престол 27 октября 1505 г. - I. Внешние дела. Василий III продолжал политику отца по отношению к Литве и Польше. Конечной целью ее было присоединение к Москве всех западнорусских областей, а очередными задачами - присоединение отдельных городов и областей, подчинение пограничных мелких князей, отстаиванье интересов православия в Литовском государстве, в частности - защита сестры великого князя, королевы Елены , от посягательств на ее веру и признание со стороны Литвы и Польши титула Московского великого князя - “Государь всея Руси”. После смерти короля Александра был избран на литовский престол Сигизмунд. Он предъявил требование о возвращении занятых Иваном III городов, но получил отказ. Вскоре затем перешел на сторону Москвы видный и богатый литовский вельможа князь Михаил Глинский ; отряды его и других служилых князей начали воевать литовские земли. Союзники Литвы - Казань, Крым и Ливония - не оказали ей помощи, и в 1508 г. по мирному договору (”Акты Западной России”, II, ¦ 43) все приобретения Ивана III остались за Москвой, а все завоеванное Глинским было возвращено Литве. В 1512 г. Василий III Иванович вновь выступил в поход, осадил Смоленск, но безуспешно. Только в 1514 г. Смоленск сдался, а вслед затем на сторону Москвы перешел князь Мстиславский. У Орши московские войска потерпели жестокое поражение от гетмана князя Константина Острожского. В Смоленске часть бояр и владыка завели сношения с Литвой, но наместник князь Шуйский перевешал изменников, кроме владыки, и отбил нападение на город, после чего война велась довольно вяло. В 1517 г. выступил с посредничеством между воюющими император Максимилиан через своего посла барона Сигизмунда Герберштейна, но неудачно. В 1520 г. было заключено перемирие на пять лет без размена пленными, но с оставлением Смоленска за Москвою. В 1526 г. возобновились переговоры о вечном мире при посредничестве императора, но при Василии III они так и не привели ни к чему: обе стороны не хотели поступиться Смоленском. Между тем население Смоленска и его области постепенно менялось: местных жителей уводили в московские области, а жителей этих областей переселяли в Смоленск - обычная мера московской политики. По отношению к Крыму задачей политики по-прежнему было ограждение русских границ от набегов крымцев. Крымцев задаривали “поминками” хану, царевичам, мурзам и т. п., подстрекали Крым к набегам на литовские земли. Литва, с своей стороны, побуждала крымцев к нападениям на Москву. Наиболее значительное из таких нападений было совершено крымцами в 1521 г.; им удалось дойти до Москвы и принудить бояр, ведавших Москву в отсутствие великого князя, откупиться. Воеводе Хабару Симскому, однако, удалось разбить татар у Переяславля Рязанского. Отношения к Казани были очень сложны. Сперва (1506) пришлось совершить поход против Казани, отложившейся от Москвы. Поход был неудачен, но вскоре Василию III удалось подчинить Казань и ее царя Мухаммеда Аминя. После смерти последнего (1518) Василий III назначил в Казань царем Шах-Али (Шиг Алея) , но в 1521 г. казанцы его изгнали и пригласили из Крыма Саип-Гирея, избившего немало русских. В 1523 г. Василий III совершил большой поход на Казань и на возвратном пути построил на Суре город Васильсурск. В 1524 г. совершен новый поход на Казань, приведший к Бегству Саип-Гирея и провозглашению казанским царем Сафа-Гирея. Василий III, с своей стороны, назначил царем сперва вновь Шах-Али, но затем по просьбе казанцев - Джан-Али. При Василии III татарские царевичи продолжали поступать на московскую службу, получая обширные земли. Василий III вел переговоры с Пруссией, приглашая ее к союзу против Литвы и Ливонии, с Данией, Швецией, Турцией (безрезультатно), с папой (об унии и о войне против Турции). При Василии III начались сношения с Францией и прибыло посольство от одного из индусских государей, султана Бабура (1533). - II. Внутренняя политика. Задачей Василия III относительно Пскова и уделов по-прежнему были присоединение и ассимиляция. Для достижения этой цели в средствах не стеснялись. В 1510 г. Псков был присоединен к Москве, и вслед затем псковское население частично удалено в московские земли, а на его место переселены люди из московских областей. Когда последний великий князь Рязанский, Иван Иванович , захотел освободиться от московской опеки и завел сношения с Литвой, Василий III переманил на свою сторону видного Рязанского боярина - Коробьина и, заманив Рязанского великого князя в Москву, заточил его в темницу, а великое княжество присоединил к Москве. К рязанскому населению был применен обычный прием московской политики. Распрями двух северских князей - Василия Семеновича Стародубского и Василия Ивановича Шемячича Новгород-Северского , Василий III пользовался для того, чтобы крепче держать их под своей властью. С бездетной смертью Василия Семеновича Стародуб был присоединен к Москве; в 1523 г. вызванный в Москву Шемячич был заключен в тюрьму, и его удел также присоединен к Москве. Уделы двоюродного брата Василия III, Федора Полоцкого, и братьев его, Симеона Калужского и Дмитрия Углицкого , после их бездетной смерти отошли к Москве. К двум другим своим братьям, Юрию и Андрею Василий III относился недоверчиво; особенно боялся он Юрия, как более даровитого и популярного. Хотя Василий III и заключал с братьями договоры, как равный с равными, и у братьев были еще свои дворы, свои служилые люди и военные отряды, однако их положение было очень зависимое. Относительно мелких, так называемых “служебных” князей или княжат, сидевших еще в старинных вотчинах, остатке былых уделов, Василий III держался подозрительно и сурово. Есть основание думать, что он принимал меры к обмену земель, выводя остатки удельного княжья из насиженных гнезд в новые, незнакомые и чуждые им места. Уничтожались, по-видимому, и укрепления, существовавшие в княженецких вотчинах. Принимались меры вообще против бояр и знатных людей; с них брали “поручные записи” в том, что они не отъедут. Василий III явно опасался княжеско-боярского класса, среди которого заметны следы несомненной оппозиции. Дошедшие до нас данные слишком скудны, чтобы можно было нарисовать картину борьбы разрастающейся вширь и ввысь московской царской власти с боярством. С боярами Василий III обращался осторожно; ни один из них, кроме сравнительно незнатного Берсеня Беклемишева , не подвергся смертной казни, и опал было немного. Зато и внимания большого Василий III боярству не оказывал, советовался с боярской думой, по-видимому, более для формы и “встречи”, т. е. возражений не любил, решая дела преимущественно с дьяками и немногими доверенными людьми, среди которых виднейшее место занимал дворецкий - Иван Шигона, подьячий из тверских бояр. Тем не менее сила традиции была такова, что на все видные места в войске и по управлению Василию III приходилось назначать представителей подозрительного ему боярства. - III. Церковные дела. В княжение происходила борьба между двумя церковными течениями - “иосифлянами” и “нестяжателями”, велась борьба с еретиками, и замечалось движение в области церковной мысли и книжности. “Иосифляне” были симпатичны Василию, как сторонники усиления великокняжеской власти, заявившие устами своего главы, Иосифа Волоцкого , что цари - “боги” и “сынове Вышняго”; но, с другой стороны, великокняжеская власть имела тенденцию к захвату монастырских недвижимостей, и это сближало Василия III с “нестяжателями”, противниками права монастырей владеть вотчинами. Отношения усложнялись еще личной близостью Василия III к вождю “нестяжателей”, Вассиану Косому (см.). Одно время могло казаться, что “нестяжатели” возьмут верх. Может быть, в связи с усилением “нестяжателей” стоит приглашение с Афона ученого монаха Максима Грека , внесшего свежую струю в московскую церковную жизнь и ставшего центром нестяжательских и тесно слившихся с ними боярских оппозиционных кружков. С течением времени, однако, естественный союз великого князя и “иосифлян” восстановился и укрепился. Когда на митрополию был возведен иосифлянин Даниил , наступил решительный поворот: суд и осуждение Максима Грека и Вассиана, а также нескольких других лиц однородного направления, знаменовали победу “иосифлянства”. Практическим представителем теории “иосифлянства” был неразборчивый на средства митрополит Даниил, оказавший великому князю существенную услугу при аресте Шемячича и при разводе. Несмотря на союз с “иосифлянами”, Василий едва ли не первый сделал шаг к подчинению монастырей надзору светской власти. Соборы на еретиков и инакомыслящих при Василии III Ивановиче заседали: в 1520 г. - на жидовина Исаака, в 1525 г. - на Максима Грека и его единомышленников, в 1531 г. - на Максима же и Вассиана Косого. - IV. Семейные дела и характер. От брака с Соломонией Сабуровой у Василия не было детей, и в 1526 г. он развелся с нею, несмотря на протесты Максима Грека и некоторых других лиц, постриг Соломонию в монахини и женился на Елене , дочери князя Василия Глинского. От этого брака родились сыновья Иван (будущий Грозный) и слабоумный дегенерат Юрий . Василий III, судя по рассказам современников, был нрава сурового и крутого; он был типичным московским князем, но, по мнению некоторых историков, без дарований отца. Скончался Василий III от злокачественного нарыва 3 декабря 1533 г., успев постричься в агонии под именем Варлаама. - V. Источники и литература (кроме общих трудов по истории России и русской церкви): “Полное Собрание Русских Летописей” (тт. III, IV, VI, VIII, XII, XIII); “Собрание Государственных Грамот и Договоров”, I - II; Акты Истор. I. Дополнение к Актам Ист. I, Акты Зап. Рос. II, Акты Арх. Эксп. I. Памятники Дипломатический Сношений, т. I. Сборник русского исторического Общества, т. 35; Герберштейн “Rerum Moscovitarum Commentarii” (пер. Анонимова “Записки о Московии”, СПб., 1866); Павел Иовий “De legatione Basilii M. P. Moscoviae liber” (пер. в “Библиотеке иностранных писателей”, изд. Семеновым); Г.Ф. Карпов “История борьбы Московского государства с Польско-Литовским” (Москва, 1866); Жмакин “Митрополит Даниил” (Москва, 1881). Алексей Елачич.

Владимир Юрьевич

Пятница, Июль 4th, 2008

Владимир Юрьевич, княжич Владимирский, сын великого князя Юрия Всеволодовича, родился в 1218 г.; в 1237 г., при наступлении Батыя к Владимиру, находился в Москве. Сжегши Москву и захвативши здесь Владимира, Батый подошел к столице великого княжества, где Юрий, уходя на берега Сити, оставил сыновей своих, Всеволода и Мстислава. Татары спрашивали осажденных владимирцев, узнают ли они своего князя. Владимирцы плакали, но не могли помочь несчастному. Когда они ответили на предложение неприятелей сдаться, что скорее умрут, чем отдадутся в их волю, татары зарезали Владимира. “Полное собрание российских летописей”, I, 186 - 7, 196 - 7, 222; III, 128; IV, 31; VII, 138, 140. А. Э.

Виноградов Константин Николаевич

Пятница, Июль 4th, 2008

Виноградов Константин Николаевич - патологоанатом (1847 - 1906). Окончил курс в медико-хирургической академии. Во время русско-турецкой войны 1877 г. работал в качестве врача и прозектора в Систове. Был профессором патологической анатомии в Томске, затем в военно-медицинской академии. Напечатал свыше 40 работ по вопросам общей патологии и патологической анатомии. Главные из них: “К учению о миксомах плодных оболочек” (”Журнал Руднева”, 1876); “К вопросу о значении селезенки в организме” (”Врач”, 1883, и “Сentralblatt fur die medicinischen Wissenschaften”, 1882); “Актиномикоз у человека” (”Русская Медицина”, 1885); “О дезинфекции контагия сибирской язвы” (совместно с В.Е. Воронцовым и Н.В. Колесниковым, “Архив ветеринарных наук”, 1889); “Практический курс общей патологической гистологии” (остался незаконченным; СПб., 1900).

Василько Константинович

Четверг, Июль 3rd, 2008

Василько Константинович - князь Ростовский, сын Владимирского великого князя Константина Всеволодовича . Родился в 1209 году. В 1218 году князь Константин Всеволодович, урядив перед смертью своих детей, дал Василию Ростов и поручил его (и брата его Всеволода) своему брату Юрию Всеволодовичу, севшему на владимирское княжение, дабы он был им “в его место”. Все время своего княжения Василько подчинялся указаниям дяди своего Юрия. По его поручению он воюет с болгарами (1220), с мордвой (1227, 1228), отправляется, запоздав, на помощь южным князьям перед битвой на Калке (1223), идет на Новгород (1224), воюет с Олегом Курским (1226). Лишь в 1229 г. был какой-то разлад между Василько и Юрием Всеволодовичем, скоро улаженный. В битве на реке Сити (1238) Василько был взят в плен и затем убит татарами. Причислен к лику святых. Память о нем чтилась в Ростове до конца XVIII столетия. О Василько см. граф М. Толстой , “Святыни и древности Ростова Великого”. С. В-к.

Водовозов Николай Васильевич

Четверг, Июль 3rd, 2008

Водовозов Николай Васильевич - экономист (1870 - 1896), сын Василия Ивановича Водовозова . Окончил курс в Дерптском университете по юридическому факультету. После смерти были изданы его “Экономические этюды” (Москва, 1897). В первом из них, “Учение Мальтуса о народонаселении”, Водовозов приходит к выводу, что “положения Мальтуса вполне подтверждаются данными современной статистики и в сущности прямо или косвенно принимаются большей частью экономистов”. Второй очерк посвящен истории рабочего движения в Бельгии, третий - истории идей и партий в Соединенных Штатах; в четвертом, “Экономические идеи французских католиков”, характеризуется отношение палаты депутатов к рабочему движению. Водовозову принадлежит также биография Мальтуса в серии биографических изданий Ф.Ф. Павленкова и ряд статей в “Мире Божьем”, между прочим о Писареве как экономисте. Водовозов перевел на русский язык книгу Э. Магайма: “Профессиональные союзы” (1895); снабдив ее предисловием и примечаниями. Кроме того, поместил ряд статей в “Журнале Санкт-Петербургского Юридического Общества”, “Юридический Вестник”, “Русской Мысли”, “Историческое Обозрение” и в первом издании настоящего словаря. Предпринял издание переводных статей из “Handwortwrbuch der Staatswissenshaften”; успел выпустить 2 тома: “Землевладение и сельское хозяйство” (Москва, 1896; 2-е издание, Санкт-Петербург, 1905). После смерти Водовозова в “Историческом Обозрении” (1899) напечатана его работа о Фурье. - См. Короленко “Николай Васильевич Водовозов” в “Русском Богатстве” (1896, ¦ 7); М. М. “Памяти Николая Васильевича Водовозовава” (”Новое Слово”, 1897, ¦ 9); “Общественная Хроника” в ¦ 7 “Вестник Европы” за 1896 г.; статья С.Н. Булгакова в ¦ 149 “Русские Ведомости” за 1896 г.

Navigation

Search

Archives

Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Синдикация




 Рейтинг@Mail.ru