Архив для Сентябрь 5th, 2008

Томон

Пятница, Сентябрь 5th, 2008

Томон (Тома de Thomon) - французский архитектор; родился в Нанси, в 1759 году, умер в Санкт-Петербурге, в 1813 году. Учился в Парижской академии и, получив от нее Большую Римскую премию, отправился в Италию. Поселившись в Риме, усердно изучал архитектурные памятники императорской эпохи и так пристрастился к их стилю, что потом держался исключительно его в своих проектах и постройках. Живя в Риме, он, кроме того, писал акварелью и масляными красками перспективные виды и пейзажи в характере картин Гюбера Робера и Гаспара Пуссена. Французская революция помешала ему - дворянину и роялисту - возвратиться на родину; он перебрался в Вену, а оттуда вместе с графом д’Артуа явился в Санкт-Петербург. Здесь он вскоре приобрел в высшем обществе известность своими мастерскими карандашными и акварельными рисунками, до сего времени весьма распространенными в коллекциях русских любителей искусства. Вскоре представился ему случай выказать свой талант и на архитектурном поприще. Император Александр I пожелал увеличить и отделать заново Большой театр, выстроенный в Санкт-Петербурге Л.-Ф. Тишбейном. Эта задача была возложена на Томона, и он окончил ее в 1805 году блестящим образом, за что подучил титул Придворного архитектора. Вслед затем сооружено им существующее доныне величественное здание Санкт-Петербургской биржи, на Васильевском острове, с двумя стоящими перед ним Ростральными колоннами. Другие постройки Томона в России - театр в Одессе, памятник на поле Полтавской битвы, фонтаны, существовавшие по дороге в Царское Село, сальные магазины на Неве и несколько барских домов в Санкт-Петербурге. Чертежи своих главных сооружений он издал в сборнике, под заглавием “Recueil des facades des principiaux monuments construits а St.-Petersbourg par Thomas de Thomon” (Санкт-Петербург, 1806); кроме того, им написано и напечатано сочинение “Traite de peinture, precede de l+++++origine des arts”, с приложением гравюр, чертежей и планов (Санкт-Петербург, 1809). Некоторое время Томон преподавал перспективу в классах Императорской Академии Художеств.

Грингмут Владимир Андреевич

Пятница, Сентябрь 5th, 2008

Грингмут Владимир Андреевич - педагог и реакционный публицист (1851 - 1907), сын педагога, выходца из Германии. Родился в Москве, в 1876 г. принял русское подданство и православие. Кончил курс филологического факультета Московского университета, был преподавателем греческого языка в лицее цесаревича Николая , а в 1894 - 1896 годы директором его. Писал сначала в “Современных Известиях”, “Кругозоре”; под псевдонимом Темлинского издал “Золаизм” (1881), под псевдонимом Рулева - “Дочь и падчерица” (1890). В “Московских Ведомостях” помещал преимущественно статьи в защиту классического образования. После смерти Каткова сделался ближайшим сотрудником С.А. Петровского , а с 1897 г. был редактором газеты, которая при нем была органом самого ожесточенного черносотенства. Этим эпитетом он гордился (есть его “Руководство черносотенцу-монархисту”, М., 1911). В 1890-х годах ввел в “Русском Обозрении” политическую хронику (под псевдонимом Spectator) и писал критические статьи. Последние годы жизни стоял во главе того “монархизма”, которое поставило своей целью вести непримиримую борьбу с манифестом 17 октября. Организовал съезды “Союза Русского Народа”. Умер в 1907 г. Статьи его собраны в 4 выпуска. Отдельными брошюрами вышли его речи и памфлет “Блокнот профессора Баррикадова” (М., 1910). - Ср. “Влад. Андр. Грингмут” (М., 1913).

Козловский Михаил Иванович

Пятница, Сентябрь 5th, 2008

Козловский Михаил Иванович - один из лучших русских скульпторов. Учился в Академии Художеств, у Жилле . С 1794 года преподавал скульптуру в академии. Умер в 1802 году. Из его произведений, в сильной степени отзывающихся направлением французской скульптуры конца XVIII века, наиболее известны: монумент Суворову в Петрограде, колоссальная статуя “Самсон, раздирающий пасть льву”, украшающая главный петергофский фонтан, мраморные статуи: “Сидящая девочка” (в Зимнем дворце), “Гименей”, исполненный по случаю бракосочетания цесаревича Константина Павловича (в Зимнем дворце), мужская фигура для изучения человеческой анатомии (ecorche) и барельефы: “Возвращение Регула в Карфаген” и “Камилл, избавляющий Рим от галлов” (оба в Мраморном дворце, в Петрограде). В музее Александра III - “Поликрат”, “Меркурий и Нимфа”, “Избиение младенцев”, “Амур”, “Аполлон”.

Богданов Модест Николаевич

Пятница, Сентябрь 5th, 2008

Богданов (Модест Николаевич) - известный русский зоолог и путешественник, родился в 1841 г. в селе Русской Бекшанке, сызранского уезда Симбирской губернии, и первые годы провел там же, в имении родителей. В нем рано развилась наблюдательность и страсть к охоте; жизнь на деревенском просторе и разнообразная природа окружающей местности давали в этом отношении богатый материал. По окончании курса в симбирской гимназии, Богданов поступил в Казанский университет, который окончил кандидатом в 1864 г. В числе его любимых профессоров были А.М. Бутлеров , М.А. Ковальский и особенно Эверсман . В 1868 - 1870 годах совершил большие путешествия по Поволжью от Казани до Астрахани. В 1871 г. получил степень магистра зоологии С.-Петербургского университета, в конце года избран штатным доцентом, а в 1872 г. хранителем зоологического музея Императорской Академии Наук. Летом 1871 г. был послан Казанским обществом естествоиспытателей на Кавказ. Он сделал большое путешествие, собрал обширный материал и вместе с тем заболел лихорадкой, послужившей первой причиной тяжких болезней, от которых он страдал впоследствии. В 1873 г. Богданов воспользовался случаем посетить пустыни Средней Азии и Хивинский оазис, в то время еще почти неисследованные в научном отношении; он принял участие в Хивинской экспедиции, в составе казалинского отряда. Здесь ему пришлось не только в полной мере разделить тягости экспедиции, но и принимать участие в военных действиях. В зиму 1873 - 1874 годов он принимал деятельное участие в трудах Императорского русского географического общества. Оно исходатайствовало значительную сумму на ученую экспедицию в Аралокаспийский край, под начальством генерала Столетова , экспедицию, давшую столь богатые плоды. Богданов так заинтересовался природой этого края, что присоединился и к новой экспедиции. Теперь край был умиротворен, и ученые могли спокойно работать. Отчет отпечатан им в VII томе “Трудов С.-Петербургского общества естествоиспытателей”. В конце 70-х годов Богданов был командирован за границу министром народного просвещения и 1 1/2 года работал в музеях Парижа, Берлина и Вены, особенно над коллекциями птиц, на которых всего более сосредоточивалось его внимание. В 1878 г. получил степень доцента зоологии Петербургского университета. В 1880 году Богданов отправился во главе экспедиции, снаряженной С.-Петербургским обществом естествоиспытателей на Белое море и Северный океан. Результаты ее изложены им в “Трудах” общества. По смерти профессора Кесслера , Богданов был избран экстраординарным профессором, а позже назначен ординарным. С годами здоровье Модеста Николаевича становилось все хуже и он принужден был отказаться от места хранителя музея Академии Наук. В конце 1885 г. он должен был прекратить чтение лекций. Университет дал ему командировку на Кавказ; предполагалось, что в теплом климате он сможет еще работать и поправить свое здоровье. Конец зимы 1885 - 1886 годов он провел в Тифлисе и Сухум-Кале, лето 1886 г. - у подошвы ледника, близ Алагира, зиму 1886 - 1887 г. - в Тифлисе и Ашур-Аде, откуда надеялся сделать обширные исследования на персидском берегу, но сырой климат так дурно повлиял на его здоровье, что врачи посоветовали ему скорее уехать. Прожив с марта по август 1887 года в родном Поволжье, в Сызрани, он возвратился в Петербург, где болезнь его ухудшилась и 16 марта 1888 г. он скончался.

Будищев Иван Матвеевич

Пятница, Сентябрь 5th, 2008

Будищев, Иван Матвеевич - гидрограф начала XIX столетия; служил во флоте. Издал “Атлас Черного моря” (СПб., 1807) и “Лоция или морской путеводитель”.

Дингельштедт Николай Александрович

Пятница, Сентябрь 5th, 2008

Дингельштедт (Николай Александрович, умер в 1898 г.) - писатель; окончил курс Константиновского военного училища, был на военной службе, затем служил по судебному ведомству и по министерству земледелия. Напечатал: “Опыты изучения ирригации Туркестанского края” (том I и II, Санкт-Петербург, 1893 - 1895) и ряд статей по разным сельскохозяйственным вопросам в “Отечественных Записках”, “Вестнике Европы”, “Историческом Вестнике” и других журналах.

Коломнины

Пятница, Сентябрь 5th, 2008

Коломнины - русский дворянский род, происходящий от Ивана Петровича и сына его Ивана Коломниных, служивших по Брянску (1630 - 1657) и жалованных поместьями. К этому роду принадлежал Сергей Петрович Коломнин (см.). Род Коломниных внесен в VI часть родословной книги Тамбовской губернии.

Белый Андрей

Пятница, Сентябрь 5th, 2008

Белый, Андрей (литературный псевдоним Бориса Николаевича Бугаева) - писатель, сын известного математика Н.В. Бугаева (см.). Родился в 1880 г. Среднее образование получил в гимназии Поливанова , в Москве. В 1899 г. поступил на физико-математический факультет Московского университета, окончив который, перешел на факультет историко-филологический. Но, пробыв на нем год, Белый уехал за границу и затем всецело посвятил себя литературе. Впервые Белый выступил в печати еще будучи студентом (”Вторая симфония, драматическая”, М., 1902), а затем в журнале “Новый Путь” (1903, ¦ 1), где за подписью “Студент-естественник” была помещена его заметка: “По поводу книги Мережковского: Лев Толстой и Достоевский”. Белый участвовал в журнале “Мир Искусства”, а с основанием в Москве журнала “Весы” (в 1904 г. ред. В.Я. Брюсова ) работал в нем непрерывно, вплоть до прекращения журнала (в 1909 г.). С 1909 г., вместе с Э.К. Метнером, стоит во главе книгоиздательства “Мусагет” (Москва), с 1912 г. редактирует журнал “Труды и дни”, посвященный узкотеоретическим вопросам, в значительной мере кружковой, эстетики. Отдельными книгами изданы следующие сочинения Белого: три сборника стихов: “Золото в Лазури” (1904), “Пепел” (1909), “Урна” (1909). Четыре “Симфонии” в прозе: вторая, драматическая (1902); первая “Северная” (1904); третья “Возврат” (1904); четвертая “Кубок Метелей” (1909). В 1910 г. Белый напечатал роман “Серебряный голубь”. В 1910 и 1911 годах вышли три обширных сборника статей (печатавшихся в различных газетах и журналах): “Луг зеленый”, “Символизм”, “Арабески”. Итого десять томов за десять лет литературной работы, причем первый том (”Вторая симфония”) вышел в свет, когда автору было всего двадцать два года. Одни эти внешние факты показывают, что от произведений Белого нельзя ожидать совершенной формы и вполне зрелой мысли. Несомненное дарование автора как бы загромождено многоречивостью, хаотической импровизацией. От читателя требуется много мужества и доброй воли, чтобы сквозь толстую шелуху авторского многоглаголанья добраться до здорового ядра его творчества. В своей автобиографии (см. Мод. Гофман, “Книга о русских поэтах последнего десятилетия”, СПб., 1907) Белый заявляет, что он “принадлежит к символистам, если вообще существует группировка писателей по теоретическим вопросам”. Это автобиографическое признание отвечает существу дела. Белого надо признать символистом, хотя символизм его проходил различные этапы и не дошел еще до прозрачной, ясной формы своего выражения, а потому формулировать мировоззрение Белого крайне затруднительно. Оно еще в процессе созидания. Отрицательно относясь к позитивизму, по самой натуре своей склоняясь к мистицизму, Белый колеблется между самым крайним индивидуализмом, субъективизмом “декадентства” и символическим реализмом (ср. статью Вячеслава Иванова : “Две стихии в современном символизме” в его книге “К звездам”). В связи с этим находится и несовершенство формы большинства произведений Белого. В своих философских статьях, в очень ценных теоретических работах над стихосложением и ритмом он стремится перейти от хаоса переживаний к “порядку”, “ладу”, “космосу” в творчестве. Но эти попытки остаются лишь добрым намерением, и символизм Белого редко идет дальше символизации. Всякое совершенное произведение искусства символично, поскольку оно углубляет явления внешнего мира, закрепляет “преходящее в вечных подобиях”. Белый не углубляет “преходящее”, а рядом с ним создает свой мир фантазии, вместо символического реализма впадает в символический идеализм. Это “удвоение” мира особенно заметно в его “Симфониях”, где рядом с чрезвычайно ярким ощущением феноменального идет полное его отрицание, как миража, не связанного ни с какой подлинной реальностью. Поэтому все творчество Белого - сплошная лирика. Даже “эпический” роман “Серебряный голубь”. Творчество Белого - как бы дневник психологических переживаний богато одаренной личности, находящейся в постоянной борьбе с окружающими ее тайнами бытия. Поэтому творчество Белого крайне недоступно обыкновенному читателю. Вместе с тем подлинное произведение искусства всегда “всенародно”, а, следовательно, и общедоступно. Это понимает и сам Белый. В одной из самых своих значительных статей: “Символизм как миропонимание” он говорит: “Гениальные, классические произведения имеют две стороны: лицевую, в которой дается его доступная форма, и внутреннюю. О последней существуют лишь намеки, доступные избранным… “Фауст” понятен всем. Все единогласно называют “Фауста” гениальным произведением”. Но в произведениях Белого нет “лицевой стороны” понятной “всем”. И происходит это не потому, что на свете вообще мало “избранных”, не оттого, что существо идей Белого само по себе непонятно, а потому, что форма его произведений слишком несовершенна. Десять томов сочинений Белого - сырой материал, не обработанный, не выношенный, слишком поспешно выброшенный на улицу. “Единственная книга, которой я более или менее доволен, - говорит Белый в предисловии к “Пеплу”, - это симфония “Кубок метелей”. И тут же прибавляет: “Для понимания ее надо быть немного эзотериком”. Такое требование эзотеризма во что бы то ни стало находится в явном противоречии с требованиями символического реализма, требованиями, которые признает сам Белый. Эзотеризм - лишь отзвук старого декадентства, беспредельного субъективизма, который сам Белый стремится преодолеть, утверждая, например, что “Фауст” - “источник глубины и плоскости одновременно”, что “Фаустом” удовлетворяются и масса, и избранные. Существует целая лестница в понимании классического произведения, но все ступени лестницы, необходимые для восхождения к истинному пониманию, должны быть целы, и потенциально каждый может подниматься по лестнице, достигая той ступени, которая соответствует его способности проникнуть в глубину классического произведения. Если же в “Кубке метелей” нет первых, самых нужных, ступеней для восхождения по лестнице понимания, то вина за это падает всецело на автора, не сумевшего наложить прозрачную форму на хаос своих переживаний. Его симфония есть крайне любопытный документ психологии творчества, но не произведение искусства. Первый сборник стихов Белого, “Золото в лазури”, отличается наибольшей непосредственностью. Несмотря на причуды декадентства, в нем много детской, искренней интуиции. “С дерзостной беззаветностью бросается Белый на вековечные тайны мира и духа, на отвесные высоты, закрывшие нам дали, прямо, как бросались до него и гибли тысячи других отважных. Девять раз из десяти попытки Белого кончаются жалким срывом, - но иногда он неожиданно торжествует, и тогда его взору открываются горизонты, до него невиданные никем” (Брюсов). Следующие сборники “Пепел” и “Урна” более тенденциозны и сознательны. “Лейтмотив сборника “Пепел” определяет невольный пессимизм, рождающийся из взгляда на Россию” (предисловие), это - книга скорби за любимую родину. Во многих стихотворениях сборника автору удалось найти настоящую форму для выражения “лейтмотива” (”Отчаянье”, “Из окна вагона”, “Шоссе” и др.). Это как бы полоса “народничества” в творчестве Белого, проходящая и через его роман “Серебряный голубь”. “Урна - редкий пример книги стихов, задуманной как целостное произведение, в которой форма заранее, сознательно поставлена в определенную зависимость от содержания” (Брюсов). Поэзия “Урны” - поэзия гибели, последнего отчаяния, смерти. По компетентному мнению Брюсова, Белый достиг в этом сборнике большого совершенства формы, ритма, обогатил русское стихосложение новыми приемами. К этому надо прибавить, что и теоретически Белый много занимался проблемой стихосложения. В книге “Символы” помещены два обширных его исследования о русском четырехстопном ямбе и о морфологии ритма русских лириков. Эти статьи являются первой и очень ценной попыткой научной обработки темы. Роман Белого “Серебряный голубь” - одно из любопытнейших произведений русской литературы за последнее десятилетие. Автор подходит здесь не извне, а как бы изнутри, к душевным переживаниям русского народа. В стиле - Белый возвращается к Гоголю . В его романе много лирических, красиво задуманных отступлений, по духу своему связанных с Гоголем. По характеру своего дарования Белый - натура глубоко женственная. Его чуткая душа отражала “мужественные” идеи Владимира Соловьева , Ницше, Вячеслава Иванова, Брюсова, Мережковского , немецких философов Марбургской и Фрейбургской школы. Утонченное декадентство уместилось в душе Белого рядом с трезвым марксизмом. Слишком много полярно противоположных идей воспринял в себя Белый, слишком искренно и глубоко переживал он их, чтобы можно было от него требовать совершенного по форме творчества. Надо мириться с тем, что Андрей Белый “дик и шершав” (выражение Д.С. Мережковского). В.Я. Брюсов следующим образом резюмирует десятилетнюю работу Белого: “Поэт, мыслитель, критик, теоретик искусства, иногда бойкий фельетонист, Андрей Белый - одна из замечательнейших фигур современной литературы. В своем творчестве и в своих суждениях отправляющийся от определенного, тяжелой работой мысли добытого (или, точнее, добываемого) миросозерцания, Андрей Белый может не бояться, что для него, как, например, для Бальмонта, оскудеет источник вдохновения: для него он неисчерпаем”. - См. В. Брюсов “Далекие и близкие” (М., 1912); его же, “Об одном вопросе ритма” (”Аполлон”, 1910, ¦ 11); Вл. Пяст “Андрей Белый” (”Книга о русских поэтах последнего десятилетия”, СПб., 1907); Д. Мережковский “Восток или запад” (”Русское Слово”, 1910); Б. Грифцов (”Русская Мысль”, 1911, ¦ 5). Д. Ф.

Озеров Иван Христофорович

Пятница, Сентябрь 5th, 2008

Озеров, Иван Христофорович - экономист. Родился в 1869 г. в крестьянской семье. Окончил курс юридических наук в Московском университете. Преподает финансовое право в высших учебных заведениях Петрограда и Москвы. Главные его труды: “Подоходный налог в Англии и экономические и общественные условия его существования” (1898; магистерская диссертация); “Главнейшие течения в развитии прямого обложения в Германии” (1900; докторская диссертация); “Основы финансовой науки” (университетский курс; 4-е издание, 1913); “Очерки экономической и финансовой жизни России и Запада” (1904); “Экономическая Россия и ее финансовая политика”; “Горные заводы Урала” (1910); “Русский бюджет” (1907); “На новый путь. К экономическому освобождению России” (М., 1914). Многочисленные журнальные и газетные статьи Озерова по финансовым и экономическим вопросам русской и заграничной жизни собраны в ряде отдельных сборников. С 1909 г. Озеров состоит одним из членов Государственного совета по избранию от Академии Наук и университетов.

Варлих Вольдемар Карлович

Пятница, Сентябрь 5th, 2008

Варлих, Вольдемар Карлович - ботаник, родился в 1859 г. Воспитывался в юрьевской гимназии и Страсбургском университете, с 1900 г. профессор по кафедре ботаники в спб. военно-медицинской академии. Кроме ученых трудов, посвященных исследованию низших растений, в особенности бактерий, напечатал: “Важнейшие болезни наших культурных растений, причиняемые паразитными грибами” (I и II выпуски, СПб., 1897 - 98); “Русские лекарственные растения”.

Navigation

Search

Archives

Сентябрь 2008
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

Синдикация




 Рейтинг@Mail.ru